Случайный афоризм
Воображение поэта, удрученного горем, подобно ноге, заключенной в новый сапог. Козьма Прутков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                                   * * *

       Осень уже заканчивалась. Последние листья облетели с деревьев,
воздух становился морозным. Начался период проливных дождей. Поздним
вечером. когда было уже совсем темно, Джейн и Эдвин стояли на автобусной
остновке. Местность вокруг трассы, на которой находилась эта остановка,
была совершенно пустынной. Слева от дороги расстилались бескрайние поля, с
которых давно был снят уражай. Лишь вдали виднелись темные силуэты покатых
холмов, поросших мелкими кустарниками. С другой стороны от трассы стоял
глухой лес, мерно покачивающийся от сильного ветра. Лил пролианой дождь, и
в воздухе пахло перегнишей растительностью и осенью, утопающей в ночи.
Рядом с остановкой стоял автомобиль Эдвина. Фары были зажжены, тихо урчал
мотор. Джейн с Эдвином стояли крепко обнявшись под тендом, натянутым над
остановкой.
      - Все будет хорошо, Джейн, ни о чем не волнуйся. - сказал Эдвин. -
завтра мы уедем с тобой в Вашингтон, а затем, еще через пару дней улетим во
Францию.
       - Но почему же мы должны расстаться с тобой сегодня? - еле сдерживая
слезы спросила Джейн. - Почему?
       - Извини, - Эдвин погладил девушку по ее шелковистым волосам, - но
мне осталось сделать еще одно небольшое дело. Пожалуйста, милая, сечас,
через несколько минут подойдет автобус. Садись на него и езжай прямо к
себей домой. Завтра утром я буду уже у тебя.
       - Хорошо, - грустно покачалч головой Джейн, - я сделаю все, как ты
говоришь, но можно я подожду тебя на этой остановке и ты заберешь меня на
обратном пути?
       - Нет, - сказал Эдвин и снова прижал к себе Джейн, - я поеду обратно
только часов через пять. Тебе незачем меня ждать. Пожалуйста, езжай на
автобусе и жди меня у себя дома.
       - Хорошо, - еле сдерживая слезы сказала Джейн, - я буду ждать тебя
дома. Но только, пожалуйста, скажи мне, куда тебе надо ехать таким поздним
вечером?
       - Мне надо нанести очень важный визит и взять у одного человека
интервью и, - Эдвин на секунду замялся, - это будет, я надеюсь, неплохой
сенсацией.
       - И ты, как журналист, не можешь пройти мимо этого? - грустно
улыбнувшись спросила Джейн.
       Джейн долго смотрела вслед удаляющихся фар. Потом, когда машина
Эдаина скрылась, она села на скамейку и заплакала.
      Вскоре подошел автобус, двери открылись и сонный водитель стал ждать
пока девушка войдет. Джейн подошла к автобусу и остановилась около двери.
Потом она отошла и снова села на скамейку. Водитель вопросително посмотрел
на девушку, после чего, двери плавно закрылись и вскоре автобус скрылся за
густой пеленой дождя.

      Филипп Департье служил священником в Лоурской церкви уже более
двенадцати лет. За последние несколько лет он изрядно растолстел и, так как
он был широк в кости, казался настоящим гигантом. Слегка поседевшие волосы
густой прядью спадали почти до самых плеч.
      Сегодня Департье задержался на службе и вернулся к себе в особняк уже
поздним вечером. Придя домой, он, по своему обыкновению, принялся за чтение
свежих газет, не забыв выпить немного крепкого коньяка. За чтением газет и
застал его Эдвин. Он постучал в дверь и после приглашения хозяина зашел в
его дом.
       - Что вам угодно, мистер? - недовольным тоном спросил Департье,
внимательно рассматривая гостя.
       - Извините, что побеспокоил вас, - снимая намокшую шляпу сказал
Эдвин, - дело в том, что завтра утром я уезжаю в Вашингтон, а до отъезда
мне необходимо было с вами встретиться. Меня зовут Роберт Никлсон, и я

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.