Случайный афоризм
Тему не выбирают. В том и состоит секрет шедевра, что тема есть отражение темперамента писателя. Гюстав Флобер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

"Парк Горького", и говорить нечего. Настя соскучилась уже  на  сороковой
странице, мужественно домучив книгу почти до конца, но все-таки не дочи-
тала, не сумев справиться с раздражением от явных глупостей и нелепостей
в описании московской жизни. Потом она добросовестно  пыталась  прочесть
"Полярную звезду" и "Красную площадь" того же Круза Смита, и  снова  по-
терпела неудачу. Книги были откровенно плохие, и  ей  оставалось  только
удивляться, почему за рубежом они стали бестселлерами.
   Но с Бризаком все было иначе. Конечно, думала Настя, он не Сидни Шел-
дон и не Кен Фоллет, но детали у  него  удивительно  правдивы.  Кажется,
будто он прожил в России всю жизнь, что он и сейчас здесь. Ее  поражало,
с какой точностью он называет цены на те или иные товары или услуги, да-
же когда события в его книгах происходят в последние  два-три  года.  Но
это ладно, цены каждую неделю печатаются в некоторых газетах, и при  же-
лании их можно получить и выудить всю необходимую информацию.  Однако  в
произведениях Бризака были и другие детали, о которых в газетах не проч-
тешь, о них можно только знать из собственного опыта, много лет  работая
бок о бок со следователями, сыщиками, прокурорами и  судьями,  ежедневно
общаясь с продавцами в магазинах и с бабками в очередях, а заодно и  от-
сидев порядочный срок в исправительно-трудовой колонии, о  чем  наглядно
свидетельствовал  один  из  последних  романов  писателя,  названный  им
"Грустное возвращение". И в Насте крепла уверенность, что Жан-Поль  Бри-
зак - русский эмигрант. Что же касается изящного французского языка, ко-
торым были написаны его книги, то у него могли быть переводчики и редак-
торы. А прячется он от журналистов и фотографов, чтобы не разрушать  ле-
генду о французебеллетристе. А может быть,  он  скрывается  от  правосу-
дия...
   - Виктор Алексеевич, нам нужно выяснить, бывал ли Бризак в России.  Я
хочу понять, откуда в его голове появился  этот  злосчастный  скрипичный
ключ салатного цвета. Если мы с вами не верим в потусторонние силы и яс-
новидение, то остается единственное объяснение: Вика Еремина и  Жан-Поль
Бризак были свидетелями одного и того же события, в котором фигурировала
странная картинка. Впоследствии эта картинка снилась  Ереминой,  превра-
тившись в навязчивый кошмар, а Бризак, не столь впечатлительный, включил
ее в свой творческий арсенал.
   Гордеев задумчиво грыз дужку очков, слушая Настю. Он выглядел еще ху-
же, чем несколько дней назад, но в его взгляде больше не  было  вопроса.
"Он уже знает", - поняла Настя. Да, полковник Гордеев уже знал или почти
знал, кто из его сотрудников оказывает услуги преступникам. Он только не
знал, что ему теперь делать, как совместить служебный долг с  человечес-
кими чувствами.
   - Другого объяснения быть не может? - наконец спросил он.
   - Наверное, может быть и другое. Только я его еще не придумала. Это -
пока единственное.
   - Хорошо, я свяжусь с ОВИРом. Но что мы будем делать,  если  Жан-Поль
Бризак - это псевдоним, а в паспорте у него совсем  другое  имя?  Ты  об
этом подумала?
   - Я пытаюсь через своего знакомого выяснить, не знают ли этого Бриза-
ка в журналистских кругах. Может быть,  им  что-нибудь  известно  насчет
псевдонима и настоящего имени.
   - Что за знакомый? - нахмурился Гордеев.
   - Геннадий Гриневич, работает в театре помощником режиссера.
   - Ты давно его знаешь? - продолжал допытываться полковник.
   - С детства. Да что с вами, Виктор Алексеевич? - вырвалось у Насти. -
Нельзя же весь мир подозревать. Так и с ума сойти недолго.
   - Вот тут ты права. Иногда я думаю, что и  вправду  сошел  с  ума,  -
горько усмехнулся Гордеев. - Ладно, Стасенька, работай. И еще раз  прошу
тебя, девочка, держи свои умозаключения при себе. Не  делись  ими  ни  с
кем, только, может быть, с Чернышевым, и только в крайнем случае. Ты по-
няла?
   - Мне очень трудно, Виктор Алексеевич, - тихо сказала Настя. - Вы ме-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.