Случайный афоризм
Графоман: человек, которого следовало бы научить читать, но не писать. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Меня поначалу это очень смущало, потом я многое понял...
   - Что именно? - насторожилась Настя.
   - Детский дом. Вы постарайтесь вникнуть, представить себе, и вы  тоже
поймете. Все общее, все как у всех. В ее детстве не было многого из  то-
го, что есть у детей, растущих в семьях. И Вике все время  хотелось  как
бы компенсировать это, "добрать", что ли. Она совсем не дорожила памятью
о детском доме, отношения поддерживала только с Лелей Колобовой. Отноше-
ния с подругами по общежитию тоже порвала. Ей хотелось, чтобы у нее были
не общие, а свои, индивидуальные подруги, свой собственный круг  друзей,
которых она выбрала бы сама, а не таких, которых судьба случайно свела в
один класс, в одну группу или в одну комнату. Она хотела сама  выбирать,
что ей делать и с кем ей общаться. Конечно, этот выбор  оставлял  желать
много лучшего, но... Свою голову ведь не приставишь. Для нее важным было
только то, что она выбирает знакомых по своей воле и желанию, а то,  что
это порой бывали какие-то сомнительные личности, ее не волновало. То  же
самое с обедами и подарками: ей хотелось выбрать  себе  объект  и  забо-
титься о нем, ей хотелось иметь семью. Все это в полную силу  обрушилось
на меня, и со временем мне это стало даже нравиться.
   - Она хотела выйти за вас замуж?
   - Может быть. У нее хватало ума не говорить об  этом.  С  ее  образом
жизни разве могла она предложить себя в качестве жены?
   - А что, этот образ жизни непременно надо было сохранять?
   - Я ведь говорил, Вика хотела иметь очень много денег.
   Поймите, она не была жадной, совсем наоборот, она не копила деньги, а
тратила направо и налево. Безудержное стремление к достатку - тоже  ком-
пенсация нищего детдомовского детства.
   Так что ей приходилось выбирать, чего же ей хочется  больше  -  заму-
жества или денег.
   - А вы, Борис? Вы бы хотели жениться на ней?
   - Ну, я уже дважды был женат, плачу алименты на дочку. Конечно, я хо-
тел бы иметь нормальную семью, детей. Но не от Вики. Она  слишком  много
пила, чтобы родить здорового ребенка и быть хорошей женой и матерью.  Ей
нравилось поиграть в жену здесь, у меня, но - два, от силы три дня в не-
делю, на большее ее не хватало. Или проводила время с  очередным  клиен-
том, или со своими друзьями, или просто валялась на  диване  и  мечтала.
Еще кофе?
   Борис насыпал зерна в кофемолку и продолжил свой рассказ о безалабер-
ной и непутевой Вике Ереминой.
   Много лет, собственно, наверное, всю жизнь, сколько она себя помнила,
ей периодически снился страшный сон. Порой часто, порой  с  перерывом  в
несколько лет, но сон этот возвращался к Вике, заставляя ее  просыпаться
и дрожать от страха. Она видела окровавленную руку. Человек, которого во
сне не было видно, вытирает руку о белую оштукатуренную стену,  оставляя
на ней пять красных полос. Появляется другая рука, владельца которой то-
же не видно, и чем-то рисует поперек пяти полос скрипичный ключ.  Разда-
ется мерзкое хихиканье, постепенно перерастающее в отвратительный  злоб-
ный хохот, и под этот хохот Вика в ужасе просыпалась.
   В конце сентября Вика пришла к Карташову и прямо с порога заявила:
   - Кто-то подсмотрел мой сон и рассказывает об этом по радио.
   В первый момент Борис растерялся. "Приехали, - подумал он. -  Девочка
допилась". Что в подобных случаях делать, он не знал.  То  ли  объяснять
ей, что такого не может быть, что это - проявление болезненной  психики,
то ли поддакивать и соглашаться, делать вид, что  веришь.  Борис  выбрал
третий вариант, сочетающий, как ему казалось, лечебный момент и  внешнее
согласие. После того как навязчивая идея не покинула девушку и через не-
делю, он предложил:
   - Давай попробуем нарисовать твой сон. Если существует сила,  которая
крадет твои сны, то ее это должно испугать.
   Вика, вопреки опасениям, не отказывалась, и  Борис  сделал  несколько
эскизов, пока не получилось нечто очень близкое к тому, что ей  снилось.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.