Случайный афоризм
Поэт - это та же женщина, только беременная стихом. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

жизни собак. Я бредил этой идеей, болел ею. Наконец нашел автора, угово-
рил его попробовать написать пьесу, потом чуть ли не в ногах у него  ва-
лялся, чтобы он ее переделывал, чтобы она стала такой, как мне хотелось.
Потом режиссера уламывал, чтобы он согласился ставить спектакль. Столько
лет, столько сил потрачено. А в результате оказывается, что молодые  ак-
теры не умеют сыграть то, что нужно.
   - Так уж и не умеют? - недоверчиво переспросила Анастасия  Каменская,
внимательно наблюдавшая за актерами с самого начала репетиции. - Я пони-
маю, что тебя беспокоит, но этому нельзя научиться, это нужно только по-
нять на собственном опыте. Здесь не поможет ни режиссер, ни педагог.  Их
надо научить переставать любить себя,  свою  внешность,  свою  индивиду-
альность, но не забывай, Геночка, что вообще-то это  противоестественно.
Если бы ты взял на себя труд почитать книги по психиатрии и  психоанали-
зу, ты бы узнал, что полное отрицание собственных достоинств и собствен-
ной ценности - признак нездоровой психики. Нормальный  здоровый  человек
должен любить себя и уважать. Не до эгоцентризма, конечно, но в разумных
пределах. Ты хочешь, чтобы вне сцены актеры были  личностями,  со  всеми
своими достоинствами и комплексами, а сделав шаг из-за кулис  на  сцену,
тут же теряли бы внутренний стержень и превращались бы в глину, из кото-
рой что вылепишь, то и получишь. Ты ведь этого добиваешься? Я тебе сове-
тую пригласить в труппу психолога.
   - Ну... пожалуй, да... ты, наверное, права, - неуверенно  пробормотал
Гриневич, который, слушая Настю, не переставал наблюдать за актерами  на
сцене. - Хотя я не уверен, что с точки зрения актерского мастерства  это
правильно. Виктор! Сергадеев! Иди сюда!
   Огромный мускулистый парень,  игравший  черного  лабрадора-ретривера,
спустился к первому ряду и, тяжело плюхнувшись в кресло, начал  вытирать
полотенцем лицо и шею.
   - Чего, Ген? - чуть задыхаясь, произнес он. - Опять не так?
   - Не так. Я не понимаю, почему у тебя не получается  сцена  с  хромым
пуделем. Тебе что-нибудь мешает?
   Виктор пожал могучими плечами, блестевшими от пота.
   - Не знаю. Понять не могу. Я - молодой, глупый, а пудель -  старый  и
хромой. Я не понимаю, что моложе и сильнее, и гоняю его по  всей  сцене,
будто он мне ровня. А он гордый и не хочет показывать, что ему тяжело со
мной играть. Только когда он падает без сил, я должен догадаться и усты-
диться. Правильно?
   - Правильно. Так что тебе мешает? Не знаешь, как показать,  что  тебе
стыдно?
   - Не в этом дело. Просто мне не стыдно. Понимаешь,  Шурик  так  легко
бегает по сцене, что, когда он падает замертво, его почему-то совсем  не
жалко.
   Игравший хромого старого  пуделя  Шурик  действительно  был  мастером
спорта по легкой атлетике, бегал легко и красиво, а когда падал и непод-
вижно замирал, это воспринималось как притворство и розыгрыш.
   Гриневич взглянул на Анастасию полными отчаяния глазами.
   - Опять двадцать пять! И здесь то же самое.
   Настя не была актрисой и по роду своей деятельности не имела с  теат-
ром ничего общего. С Геной Гриневичем она жила когда-то в одном доме, на
одной лестничной площадке, и с тех пор, как он начал работать в  театре,
регулярно, три-четыре раза в год, приходила к нему на репетиции.  Прихо-
дила с однойединственной целью:  смотреть  и  учиться,  как  при  помощи
мельчайших пластических и мимических нюансов лепятся самые разные  обра-
зы. Гриневич против этих визитов не возражал, напротив, бывал очень  до-
волен, когда давняя подруга приходила к нему в театр. Маленький, лысова-
тый, с лицом уродливого, но смешливого тролля, Геннадий  много  лет  был
тайно влюблен в Настю Каменскую и ужасно гордился тем, что  до  сих  пор
никто об этом не догадался, в том числе и сама Настя.
   - У меня тут все сплошь Мадонны и Ван Даммы, - продолжал  раздраженно
ворчать он. - Красавиц и спортсменов любят в себе больше, чем  актерскую

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.