Случайный афоризм
В деле сочинительства всякий (сужу по себе) делает не то, что хочет, а то, что может - и насколько удастся. Иван Сергеевич Тургенев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Мать, я очень рад за тебя. Я за семь лет ни разу не видел тебя  та-
кой красивой, с горящими глазами! Ты необыкновенная женщина,  а  что  ты
видишь в своей жизни? Скучного отца, скучную работу, скучного меня.  Наш
отец - замечательный, он добрый, порядочный, спокойный,  но  тебе  нужно
хотя бы иногда встряхиваться, иначе ты совсем закиснешь. Честное  слово,
я очень рад, что нашелся человек, который оценил  тебя,  твой  ум,  твою
красоту, твою незаурядность. И ты можешь быть абсолютно  спокойна,  отец
ничего не узнает.
   Более того, если я впредь могу быть тебе чем-то полезен, ты можешь на
меня рассчитывать.
   Еще не родилась на  свет  женщина,  которую  нельзя  было  бы  купить
лестью. Вопрос только в степени тонкости этой лести.  Великолепный  юный
негодяй. Воплощенная материнская мечта.
   ...Месяц назад...
   - Ты посоветовался с дядей Арсеном?
   - Да. Он сказал, что нужно сделать крепкого середнячка.
   Отказываться от стажировки в МУРе глупо, это сразу бросается в глаза.
Но надо сделать так, чтобы отзыв о стажировке был похвальный,  но  чтобы
они не захотели через полгода взять меня на работу.
   - Почему?
   - Я нужен дяде Арсену в Северном округе. Даже если я пройду стажиров-
ку в МУРе, распределение я все равно получу в Северный. У него свои пла-
ны.
   - Что ж, дяде Арсену виднее...
   ...Неделю назад...
   - Ослабь хватку, сынок. Не нужно выглядеть слишком умным. Судя по ин-
формации, которая у нас есть, Каменская вовсе не так проста. Как бы  она
тебя не разглядела.
   - Советуешь сбавить обороты?
   - Вот именно.
   - Слушаюсь, мой генерал! Ну и чутье у тебя, мамуля...
   Выстрелы прозвучали одновременно. Ларцев рухнул  как  подкошенный,  а
Олег стал медленно оседать, привалившись к дверному косяку. Наталья  Ев-
геньевна едва успела осознать случившееся, как раздался звонок в  дверь.
Немедленно отозвался злым лаем Цезарь. У мужа есть ключи, так что это не
он. Никому другому она дверь открывать не собиралась.
   Звонок прозвенел еще раз, Цезарь залаял громче, потом в дверь заколо-
тили, послышались голоса:
   - Откройте, милиция!
   Через несколько секунд удары стали сильнее, Дахно поняла,  что  неиз-
вестно откуда взявшаяся милиция взламывает дверь. Почему они здесь? Неу-
жели Олежка? Где-то ошибся, прокололся, заставил себя подозревать и при-
тащил за собой "хвост"? Олежка, сынок, как же ты так!
   Ей хотелось кричать. Она слишком часто видела смерть и  как  врач,  и
как охотница. Олег был мертв, никаких сомнений.  Олег,  ее  воспитанник,
которого она со временем стала считать родным сыном, которого потом  по-
любила как сына, который дал ей пережить минуты непереносимо острого ма-
теринского счастья, гордости за своего  ребенка,  дал  ей  почувствовать
особую прелесть дружбы и соратничества между матерью и сыном. За эти во-
семь лет она испытала столько радости, сколько не наберется во  всей  ее
прошлой жизни. Никто никогда не сумеет так, как Олег, поддержать в мину-
ты сомнений, утешить в горькие минуты, сказать в  нужный  момент  нужные
слова. И пусть все это было неправдой, пусть это было  умелой,  искусной
игрой, но ведь было же, было! И было так хорошо!..
   Но кроме Олега есть еще муж, и есть она сама,  и  есть  лет  тридцать
жизни, которые надо прожить в нормальных условиях, а не на нарах.
   Затрещала выломанная дверь. Лай Цезаря стал истошным и  хриплым.  На-
талье Евгеньевне хотелось завыть и разрыдаться. Она  чувствовала  острую
боль в груди и потеряла сознание.
   Поздним вечером 30 декабря Настя с удовлетворением убедилась  в  том,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.