Случайный афоризм
Высшее торжество для писателя заключается в том, чтобы заставить мыслить тех, кто способен мыслить. Эжен Делакруа
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ни с кем не разговаривал. Просто сидел на лавочке и курил.
   Наблюдающие купили по паре горячих чебуреков и задумчиво  жевали  их,
не сводя глаз с неподвижной фигуры в сквере.
   Майор Ларцев купил в четвертом по счету от метро киоске пачку сигарет
"Давыдофф", подав тем самым условный сигнал о необходимости срочной свя-
зи, и стал наблюдать за киоском.
   Он вовсе не имел намерения вступать в контакт с теми, кто его  шанта-
жировал. Убийство Морозова ошеломило его. Ведь  Анастасия  сделала  все,
как они хотели, почему же они нарушили обещание? Почему убили  Морозова?
Выходит, верить им нельзя и все их слова о том, что Надя будет возвраще-
на немедленно, как только уляжется волна и опасность минует, могут  ока-
заться ложью. Может быть, девочки уже нет в живых?  Он  не  имеет  права
ждать, он должен найти их и сам спасти своего  ребенка.  Больше  никаких
переговоров и обещаний, на них полагаться, как выяснилось, нельзя.  Надо
проследить, кто снимет сигнал, и взять его за горло.  Так,  по  цепочке,
можно дойти до Главного, а уж у него он вырвет свою дочь, даже если при-
дется его убить.
   Ларцев внимательно смотрел в сторону киосков, но  ничего  интересного
пока не происходило. Сам продавец никуда не выходил, продавцы из  сосед-
них киосков - тоже. Надежда была на то, что сигнал должен  снять  кто-то
из постоянно находящихся в торговой зоне, то есть  продавец,  который  и
должен выйти, чтобы позвонить и сообщить о подаче сигнала. В случае, ес-
ли этим человеком оказывался не продавец, а покупатель, которому  прода-
вец просто сообщает, что Ларцев купил пачку сигарет "Давыдофф", вся  за-
тея теряет смысл. Отследить покупателей он не сможет. Но все-таки надеж-
да была... Он мерз на мокрой холодной лавке, наблюдал за киосками и  ду-
мал о Наде. Как она там? Кормят ли ее? Не заболела ли?
   Мысли его плавно перетекли на то, что шантажировавшие его люди  обла-
дали практически всей мыслимой информацией о девочке: куда и  когда  она
ходит, когда и чем болеет, какие отметки получает, с кем дружит. За  На-
дей следили постоянно, но информация была такая, которую не всегда можно
получить обыкновенным наружным наблюдением. Казалось, этих людей  инфор-
мируют и учителя, и врачи из поликлиники, и родители ее  подружек.  Хотя
Ларцев понимал, что этого просто не может быть. Как же это у них получа-
ется?
   Внезапно он напрягся. Эта женщина. Лет за 40, крепкая, полноватая,  с
простым лицом, незамысловатая и слегка небрежная одежда,  гладкие  русые
волосы, в которых заметна седина, стянуты на затылке  простой  резинкой.
Он в последние полтора года видел ее на каждом родительском собрании.
   Когда умерла жена, Ларцев перевел дочь в самую ближнюю к дому  школу,
чтобы ей не приходилось много раз переходить дорогу. Раньше ее  отводила
и приводила Наташа, поэтому они могли позволить себе роскошь  учить  ре-
бенка во французской спецшколе. Теперь для Ларцева главным стало  другое
- близость дома к школе, и девочка уже полтора года училась в обыкновен-
ной школе, от которой до дома было десять минут ходьбы и только один пе-
рекресток.
   На родительские собрания он ходил исправно, но ни с кем не  знакомил-
ся, кроме родителей Надиных подружек.
   Запоминать лица на таких собраниях ему казалось бессмысленным, потому
что, во-первых, не все родители считают нужным посещать  школу,  во-вто-
рых, ходят то мамы, то папы, то  бабушки.  Собрания  проводились  каждую
четверть, и каждый раз Володя видел новые лица.  Только  эта  женщина...
Она была на собраниях всегда. И всегда - что-то записывала. Это было со-
вершенно непохоже на остальных, которые откровенно умирали от скуки, по-
тому что про своего ребенка и так все знают, перешептывались,  комменти-
руя слова классного  руководителя,  некоторые  женщины  вязали,  засунув
клубки шерсти поглубже в парту, отцы, как правило, читали спрятанную  на
коленях газету или детектив. И только эта женщина  внимательно  слушала.
Ларцев наконец поймал и сформулировал смутное впечатление: все  родители
отбывали повинность, а она - работала.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.