Случайный афоризм
Уважающий свое призвание литератор должен писать так, чтобы он мог уважать каждую строчку, выходящую из-под его пера, подпишет ли он ее или нет, получит ли он за нее большой гонорар или маленький. Леонид Николаевич Андреев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сегодня с Гордеевым?
   - Да, он мне звонил, просил отнестись к вам повнимательней, поскольку
вы сообщили ему, что заболели. - Рачкова заполнила больничный лист,  ак-
куратно сложила тонометр в футляр и внимательно посмотрела на  Настю.  -
Гордеев волнуется за вас. Вы ничего не хотите ему передать?
   - Передайте ему, что он был прав. Еще передайте, что я хотела бы сде-
лать очень многое. Но я не могу. Я связана по рукам и ногам. Я дала сло-
во и обязана его сдержать. Спасибо ему за заботу. И вам спасибо.
   - Пожалуйста, - со вздохом ответила  врач,  тяжело  поднимаясь  из-за
письменного стола. - Кстати, прелестный юноша на подоконнике этажом ниже
- не ваш ли поклонник?
   - Кажется, мой, - Настя скупо улыбнулась.
   - Муж в курсе?
   - Да, конечно, правда, он не муж.
   - Это неважно. Гордееву сказать?
   - Скажите.
   - Ладно, скажу. Лечитесь, Анастасия  Павловна,  я  говорю  совершенно
серьезно. Вы относитесь к своему здоровью просто безобразно, так нельзя.
Воспользуйтесь передышкой, раз уж все равно  дома  сидите,  попейте  ле-
карства, отоспитесь. И ешьте как следует, у вас нездоровая худоба.
   После ухода Рачковой Леша молча начал одеваться.
   - Ты куда? - удивилась Настя, глядя, как он с остервенением стягивает
с себя спортивный костюм и влезает в джинсы и свитер.
   - Тебе лекарства выписали. Где рецепты?
   - Нельзя же, Лешенька, он тебя все равно не выпустит.
   Слышал, что врач сказала? Сидит на лестнице, этажом ниже.
   - Плевать я хотел! - взорвался Чистяков. - Ты тут помрешь у  меня  на
руках, пока эти псы за свою кость дерутся.
   Он с демонстративным грохотом открыл замок и вышел на лестницу.
   - Эй, ты, бультерьер! - громко позвал он.
   Раздались едва слышные шаги, с нижнего этажа, легко прыгая через сту-
пени, поднялся смазливый белокурый паренек.
   - Сходи в аптеку, - безапелляционным тоном приказал Леша. -  Вот  ре-
цепты, вот деньги, сдачу вернешь.
   Паренек молча взял рецепты и купюры, повернулся и  легко  и  неслышно
побежал вниз.
   - И хлеба купи, черного! - крикнул Леша ему вдогонку.
   - Ну зачем ты его дразнишь, - укоризненно  сказала  Настя,  когда  он
вернулся в квартиру. - Мы же полностью от них зависим.  Уж  лучше  пусть
будет худой мир, чем открытая война.
   Леша не ответил. Он быстро подошел к окну и стал смотреть на улицу.
   - Побежал, - прокомментировал он, глядя на фигуру, удаляющуюся  спор-
тивной трусцой в сторону аптеки. - Только это не он. Стало быть,  нас  с
тобой стерегут, как минимум, двое. Серьезная организация.
   - Уж куда серьезнее, - грустно подтвердила она. - Давай я  хоть  обед
приготовлю, что ли. Господи, угораздило же меня так вляпаться! И девчон-
ку жалко, и Ларцева.
   - А себя не жалко?
   - И себя тоже жалко. Такое дело было интересное, такая задачка! Обид-
но до слез. И Вику Еремину жалко. Я ведь знаю, почему  ее  убили.  Хотя,
если не кривить душой, я и так была готова к тому, что мне не дадут рас-
копать эту историю. Только я не знала, в какой момент меня  остановят  и
как именно они это сделают. Раньше меня вызвал бы начальник МУРа и  веж-
ливо приказал бы оставить это дело и заняться другим преступлением,  ко-
торое гораздо более опасно и сложно для раскрытия и поэтому на него бро-
саются лучшие силы, и я должна посчитать за честь, что  его  сиятельство
лично меня вызвал и, высоко ценя мои знания и умения, лично просит  поу-
частвовать во всенародном празднике поимки страшного  кровавого  убийцы.
Ну или что-нибудь в таком же роде. А Колобок тяжело вздыхал бы и совето-
вал не брать в голову, а сам кипел бы  от  ярости  и  втихаря  делал  бы

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.