Случайный афоризм
Истина, образование и улучшение человечества должны быть главными целями писателя. Георг Кристоф Лихтенберг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сюда и видел его. Вот позвонит Андрей, и узнаем, кто из нас прав.
   В ожидании звонка Чернышева они молча сидели на кухне.
   Леша раскладывал пасьянс, а Настя  методично  чистила  картошку.  Она
настолько ушла в свои мысли, что даже не заметила, как до краев наполни-
ла очищенным картофелем огромную трехлитровую  кастрюлю.  Спохватившись,
она смущенно повернулась к Леше.
   - Посмотри, что я наделала. Куда ее теперь?
   - Варить, - хладнокровно ответствовал доктор  наук  Чистяков,  втайне
радуясь, что Настя хоть немного отвлеклась от мрачных мыслей.
   - Но мы столько не съедим...
   - А мы и не станем. Сегодня поужинаем, а  остальное  будем  понемногу
разжаривать потом, можно с яичницей, можно с тушенкой.
   - И правда, - Настя растерянно улыбнулась. - Я и не  сообразила.  Ни-
когда впрок не готовлю.
   - Да ты вообще никогда не готовишь, так что  не  оправдывайся.  Давай
маленькую кастрюльку.
   - Зачем?
   - Чтобы не ждать, пока весь этот котел сварится.  В  маленькой  каст-
рюльке сварим отдельно картошку себе на ужин, а остальное пусть стоит на
огне. Дошло?
   - Как просто... Что это со мной, Лешик? Как будто мозги совсем съеха-
ли в сторону. Самых простых вещей не могу сообразить.
   - Ты устала, Настюша.
   - Да, я устала. Ну что же он не звонит?
   - Позвонит, не дергайся.
   Когда Андрей перезвонил, она была почти на грани истерики.
   - Ну что? - с трудом переводя дыхание, спросила она.
   - Ничего. Восемь трупов, но все - не наши. Пять поджогов, но к нашему
делу отношения не имеют.
   - Андрюша, я очень напугана. Что мне делать? Есть идеи?
   - Пока нет, завтра будут. Заеду за тобой в восемь часов.
   - Хорошо.
 
 
   Глава одиннадцатая
 
   Константин Михайлович Ольшанский был слабым человеком. И он  об  этом
знал. Для многих людей молчание - не проблема, они могут быть чем-то не-
довольны, на кого-то обижаться, затаить зло, могут чего-то не понимать и
спокойно жить с этим месяцы и даже годы, не стараясь выяснить  отношения
и расставить точки над "I". Константин же Михайлович этого не  переносил
совершенно. Психологи сказали бы, что у него слабая устойчивость к конф-
ликтным ситуациям.
   Он уже давно заметил, что с Володей Ларцевым что-то  не  так.  Первое
время он гнал от себя неприятные мысли, оправдывая явные огрехи в работе
своего товарища недавно пережитой трагедией и искренне  надеясь  на  то,
что никто, кроме него самого, этих ошибок не замечает. Но после разгово-
ра с Каменской, когда она вслух и не стесняясь назвала вещи своими  име-
нами, Ольшанскому стало совсем скверно, хотя Анастасия и выразила  наме-
рение "спустить все на тормозах". Константин Михайлович был  ей  за  это
благодарен. Но молчать и делать вид, что ничего не происходит,  станови-
лось с каждым днем все труднее.
   Последней каплей, переполнившей чашу терпения, стал звонок полковника
Гордеева, который попросил следователя не ходить к прокурору с  просьбой
о продлении сроков предварительного следствия, а вместо этого,  несмотря
на наличие перспективных версий и ясно  обозначившейся  фигуры  главного
подозреваемого, приостановить производство по делу об обнаружении  трупа
Виктории Ереминой. Ольшанский знал Гордеева много лет и понимал, что  за
просьбой Виктора Алексеевича стоят очень и  очень  серьезные  аргументы,
которые не следует обсуждать по телефону.  В  иной  ситуации  он,  может

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.