Случайный афоризм
Камин в клубе библиофилов растапливали бестселлерами. (Валерий Афонченко)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Александра Маринина
   Украденный сон
 
   Изд. "Эксмо", 1997 г.
   OCR Палек, 1998 г.
 
 
   Глава первая
 
   - Стоп, стоп! Остановились! Пока все плохо.
   Помощник режиссера Гриневич раздраженно хлопнул в ладоши и повернулся
к молодой женщине, сидящей рядом.
   - Видишь? - жалобно сказал он. - Эти красавицы не в состоянии сделать
простейшие вещи. Порой я прихожу в отчаяние, мне кажется, что у меня ни-
чего с этим спектаклем не получится. Какой бы образ  они  ни  создавали,
каждая старается, чтобы ее достоинства были непременно всем видны. Лари-
са!
   Высокая стройная девушка в темном трико подошла к краю сцены и граци-
озно села, свесив одну ногу и подтянув к груди другую.
   - Лариса, ты кто? - требовательно начал Гриневич. - Ты  играешь  роль
собаки-метиса, она - плод запретной  любви  фокстерьера  и  болонки.  Ты
должна быть игривой, дружелюбной, ласковой, немного суетливой. Но  самое
главное - ты должна быть мелкой. Мелкой, понимаешь? Короткий шаг,  ника-
ких широких жестов. А ты мне кого показываешь? Русскую борзую?  Конечно,
так тебе удобнее демонстрировать свою великолепную фигуру. Здесь,  доро-
гая моя, не конкурс красоты, твоя фигура здесь никому не нужна.  Я  хочу
видеть маленькую беспородную собачку, а не твой волнующий бюст. Ясно?
   Лариса слушала помощника режиссера, нахмурившись и покачивая  изящной
ножкой.
   - Если у меня есть грудь, так что мне теперь, отрезать ее, чтобы сыг-
рать эту собаку? - резко бросила она.
   - Хочешь, я скажу тебе, что нужно сделать? - миролюбиво ответил  Гри-
невич. - Перестань собой любоваться, вот и  весь  секрет.  Иди  работай.
Ира!
   Лариса медленно поднялась и ушла в глубь сцены. Все, что  она  в  тот
момент думала о помреже Геннадии Гриневиче, было огненными буквами напи-
сано на ее красивой спине, а знаки препинания в этой нелицеприятной  ти-
раде четко обозначились вызывающими движениями округлых бедер и  точеных
плеч. Общий смысл сводился к тому, что  некоторым,  не  будем  указывать
пальцем, кому именно, очень легко давать советы не любоваться собой, ес-
ли сами они - чуть лучше обезьяны.
   Очередная жертва критики Гриневича спрыгнула со сцены и  оперлась  на
нее спиной.
   - Что, Гена, у меня тоже плохо? - огорченно спросила она.
   - Ирочка, родненькая, ты в жизни очень добрая девушка.
   Это, бесспорно, твое достоинство, за это мы все тебя любим. А играешь
ты невероятно стервозную суку-добермана. И когда ты своими собачьими ме-
тодами выясняешь отношения с другими персонажами, то  тебе  неловко.  Ты
все время остаешься Ирочкой Федуловой, и тебе стыдно за свою собаку, ко-
торая ведет себя грубо и несправедливо. Тебе жалко всех  тех,  кого  она
обижает, и это очень заметно. Убери свой характер, ладно? Вышла на сцену
- забудь, какая ты в жизни, забудь, чему тебя папа с мамой учили.  Ты  в
этой собачьей компании - вор в законе, ты самая сильная, ты укрепляешь и
поддерживаешь свой авторитет и свою власть. Ты - первостатейная  стерва,
и не смей этого стесняться. Не пытайся сделать свою героиню  лучше,  чем
задумал автор. Договорились?
   Ира молча поднялась на сцену, а Гриневич снова обратился к своей  со-
беседнице.
   - Как ты думаешь, Анастасия, может, зря я все это затеял?
   Еще в театральном институте у меня была мечта  сделать  спектакль  из

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.