Случайный афоризм
Дело писателя состоит в том, чтобы передать или, как говорится, донести свои ассоциации до читателя и вызвать у него подобные же ассоциации. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                              Кэтрин  КУРТЦ

                         ШАХМАТНАЯ ПАРТИЯ ДЕРИНИ




                                    1

     Март всегда был месяцем бурь и штормов в Одиннадцати Королевствах: от
великого Северного моря он приносил снег, который толстым слоем ложился на
серебряные горы, вихрями кружился над серебряными долинами  востока,  пока
наконец не извергался дождями на великую Гвинедскую долину.
     Случалось - март был мягким, но жители Гвинеда никогда  не  надеялись
на раннюю весну. Они по опыту знали, что март  -  месяц  капризный,  часто
жестокий, и ему ни в коем случае не следует доверять.
     В первый год царствования короля Келсона март не был исключением.
     Над Ремутом - столицей государства  Келсона,  -  буря  разразилась  в
полдень. По навесам ларьков на рыночной площади  ударил  град  размером  с
человеческий ноготь, и вскоре все надежды на то, что базарный день удастся
спасти, исчезли. Торговцы начали неохотно собирать товары, запирать  лавки
и расходиться по домам. Над городом  грохотал  гром,  висел  острый  запах
озона.
     С наступлением сумерек на улицах  под  дождем  можно  было  встретить
только тех, кого дела или служба принуждали находиться на  улице  в  такую
ненастную погоду: городских  стражников,  солдат,  посыльных,  спешащих  с
поручениями. А когда опустилась темнота, только дождь и  ветер  гуляли  по
узким улицам Ремута.
     За стеклами окон, по  которым  ручьями  стекала  вода,  под  порывами
проникавшего в  щели  дверей  ветра,  плясало  пламя  свечей.  В  домах  и
тавернах, в харчевнях и придорожных гостиницах  жители  города  за  ужином
собирались у каминов, прихлебывали добрый эль,  ведя  разговоры  о  делах,
ожидали, когда стихнет буря.
     Над дворцом архиепископа,  расположенным  в  северной  части  города,
вспыхивали яркие молнии.  В  тени  дворцовых  стен  угрюмо  вырисовывалась
громада собора Святого Георга с  вонзавшейся  во  тьму  иглой  колокольни.
Бронзовые ворота дворца были заперты на крепкие засовы.
     Одетые в кожаные плащи стражники патрулировали вдоль границ дворцовых
владений, низко опущенные капюшоны  маслянисто  блестели.  Пламя  факелов,
укрепленных в  углублениях  стены,  свистело  и  трещало,  свирепый  ветер
завывал, пробирая до костей.
     Сам архиепископ  Ремута  находился  в  своем  кабинете:  он  стоял  у
пылающего камина, протянув к огню пухлые ладони, затем плотно закутался  в
подбитую мехом мантию и направился к письменному столу в глубине  комнаты.
За столом, склонившись над листом пергамента, сидел человек  в  фиолетовой
сутане. Две свечи на  столе  создавали  равномерное  желтое  освещение.  С
полдюжины  свечей,  установленных  в  разных  частях  комнаты,  с   трудом
разгоняли мрак. Молодой секретарь со свечей в  руке  склонился  над  левым
плечом сидящего, внимательно следя за  ним,  готовый  по  первому  приказу
капнуть на пергамент красный воск.
     Корриган склонился над правым плечом  читающего.  Человек  за  столом
окончил  чтение,  удовлетворенно  кивнул,  поднял  перо  и  начертал  свою
подпись. Секретарь моментально капнул воском, человек в фиолетовой  сутане
спокойно припечатал его своим аметистовым  перстнем,  подышал  на  камень,
потер о бархат рукава и снова надел перстень на палец.
     - Это должно подействовать на Моргана, - сказал он.
     Эдмон Лорис, архиепископ Валорета, производил сильное впечатление. Он
был строен, вьющиеся  серебряные  волосы  создавали  эффект  нимба  вокруг
головы, на которой ловко сидела красная камилавка, прикрывающая тонзуру.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.