Случайный афоризм
Писатель, если он настоящий писатель, каждый день должен прикасаться к вечности или ощущать, что она проходит мимо него. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                               Агата КРИСТИ

                             ЗЛО ПОД СОЛНЦЕМ




                                    1

     В 1782 году решение капитана Роджера Энгмеринга построить себе дом на
острове в заливе Лезеркомб было сочтено верхом  чудачества.  Человеку  его
уровня полагалось иметь красивую усадьбу, окруженную просторными лугами и,
по возможности, с протекающей по ним милой речушкой.
     Но в сердце капитана жила лишь одна любовь: море. В  угоду  ей  он  и
выстроил себе дом - как и полагалось, прочный  -  на  продуваемом  ветрами
мысе, где круглый год вились чайки, а во время  прилива  превращающемся  в
островок.
     Капитан умер холостяком, и дом - а с ним и остров -  перешел  в  руки
одного из его дальних кузенов, которого это наследство оставило совершенно
равнодушным. Так как ни наследник,  ни  его  потомки  в  свою  очередь  не
уделяли поместью большого внимания, оно пришло в упадок.
     В 1922 году, когда в обществе окончательно утвердился культ  отпусков
на берегу моря и когда все сошлись во мнении, что летняя жара  на  берегах
Девона и Корнуолла вполне переносима, Артур Энгмеринг пришел к выводу, что
если ему не удастся продать свой слишком большой и неблагоустроенный  дом,
то уж за все поместье,  приобретенное  его  предком-мореходом,  он  сможет
получить хорошие деньги.
     Сделка состоялась. Старый  дом  расширили,  перестроили  для  полного
комфорта, красиво отделали. На острове, к которому  теперь  вела  бетонная
дамба, появились "живописные уголки" и два теннисных корта. Над  маленьким
заливом, где отныне было много трамплинов и плотов, поднялись  степеньками
террасы, предназначенные  для  любителей  позагорать.  Все  эти  новшества
явились своего рода прелюдией к  открытию  на  острове  Контрабандистов  в
заливе Лезеркомб отеля "Веселый Роджер".
     С июня до сентября и на короткий пасхальный  сезон  отель  был  забит
постояльцами  до  мансард.   В   1934   году   его   вновь   расширили   и
модернизировали,   пристроили   бар,   обширную   столовую   и   несколько
дополнительных ванных комнат. Цены на номера подскочили...
     "Вы бывали в Лезеркомбском заливе? - спрашивали друг друга  лондонцы.
- Там есть нечто вроде острова, а  на  нем  -  потрясающий  отель.  Дивное
место! Поезда туда не ходят, туристов нет, кормят  отлично,  да  и  вообще
замечательный уголок! Поезжайте, не пожалеете."
     И часто этому совету следовали.
     В число постояльцев "Веселого Роджера"  входила  очень  важная  -  во
всяком случае, в своих глазах - персона: Эркюль Пуаро.
     Полулежа в удобном шезлонге на одной из террас,  расположенных  между
отелем и морем, Эркюль  Пуаро,  -  с  чудесно  торчащими  кончиками  усов,
облаченный в ослепительно белый фланелевый костюм, в панаме  с  опущенными
на лицо полями, - следил за происходящим на  пляже.  Ему  были  видны  три
плота, вышка для ныряния, байдарки и лодки;  несколько  человек  купались,
другие нежились на солнце, третьи с крайне озабоченным  видом,  втирали  в
кожу масло для загара.
     Возле Пуаро, на террасе сидели  и  беседовали  те,  кто  не  купался,
обмениваясь замечаниями о  погоде,  новостях,  опубликованных  в  утренних
газетах, и доброй дюжине других аналогичных тем.
     С уст сидящей слева  от  Пуаро  миссис  Гарднер  беспрестанно  лилась
ровным  потоком  речь,  что,  впрочем,  не  мешало  ей  бодро  постукивать
вязальными спицами. Ее муж, Оделл С. Гарднер, скорее лежащий, чем  сидящий
в пляжном шезлонге с надвинутой на глаза шляпой, время от времени принимал

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.