Случайный афоризм
Писатель творит не своими сединами, а разумом. Мигель Сервантес де Сааведра
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                               Агата КРИСТИ

                             ЗЛО ПОД СОЛНЦЕМ




                                    1

     В 1782 году решение капитана Роджера Энгмеринга построить себе дом на
острове в заливе Лезеркомб было сочтено верхом  чудачества.  Человеку  его
уровня полагалось иметь красивую усадьбу, окруженную просторными лугами и,
по возможности, с протекающей по ним милой речушкой.
     Но в сердце капитана жила лишь одна любовь: море. В  угоду  ей  он  и
выстроил себе дом - как и полагалось, прочный  -  на  продуваемом  ветрами
мысе, где круглый год вились чайки, а во время  прилива  превращающемся  в
островок.
     Капитан умер холостяком, и дом - а с ним и остров -  перешел  в  руки
одного из его дальних кузенов, которого это наследство оставило совершенно
равнодушным. Так как ни наследник,  ни  его  потомки  в  свою  очередь  не
уделяли поместью большого внимания, оно пришло в упадок.
     В 1922 году, когда в обществе окончательно утвердился культ  отпусков
на берегу моря и когда все сошлись во мнении, что летняя жара  на  берегах
Девона и Корнуолла вполне переносима, Артур Энгмеринг пришел к выводу, что
если ему не удастся продать свой слишком большой и неблагоустроенный  дом,
то уж за все поместье,  приобретенное  его  предком-мореходом,  он  сможет
получить хорошие деньги.
     Сделка состоялась. Старый  дом  расширили,  перестроили  для  полного
комфорта, красиво отделали. На острове, к которому  теперь  вела  бетонная
дамба, появились "живописные уголки" и два теннисных корта. Над  маленьким
заливом, где отныне было много трамплинов и плотов, поднялись  степеньками
террасы, предназначенные  для  любителей  позагорать.  Все  эти  новшества
явились своего рода прелюдией к  открытию  на  острове  Контрабандистов  в
заливе Лезеркомб отеля "Веселый Роджер".
     С июня до сентября и на короткий пасхальный  сезон  отель  был  забит
постояльцами  до  мансард.   В   1934   году   его   вновь   расширили   и
модернизировали,   пристроили   бар,   обширную   столовую   и   несколько
дополнительных ванных комнат. Цены на номера подскочили...
     "Вы бывали в Лезеркомбском заливе? - спрашивали друг друга  лондонцы.
- Там есть нечто вроде острова, а  на  нем  -  потрясающий  отель.  Дивное
место! Поезда туда не ходят, туристов нет, кормят  отлично,  да  и  вообще
замечательный уголок! Поезжайте, не пожалеете."
     И часто этому совету следовали.
     В число постояльцев "Веселого Роджера"  входила  очень  важная  -  во
всяком случае, в своих глазах - персона: Эркюль Пуаро.
     Полулежа в удобном шезлонге на одной из террас,  расположенных  между
отелем и морем, Эркюль  Пуаро,  -  с  чудесно  торчащими  кончиками  усов,
облаченный в ослепительно белый фланелевый костюм, в панаме  с  опущенными
на лицо полями, - следил за происходящим на  пляже.  Ему  были  видны  три
плота, вышка для ныряния, байдарки и лодки;  несколько  человек  купались,
другие нежились на солнце, третьи с крайне озабоченным  видом,  втирали  в
кожу масло для загара.
     Возле Пуаро, на террасе сидели  и  беседовали  те,  кто  не  купался,
обмениваясь замечаниями о  погоде,  новостях,  опубликованных  в  утренних
газетах, и доброй дюжине других аналогичных тем.
     С уст сидящей слева  от  Пуаро  миссис  Гарднер  беспрестанно  лилась
ровным  потоком  речь,  что,  впрочем,  не  мешало  ей  бодро  постукивать
вязальными спицами. Ее муж, Оделл С. Гарднер, скорее лежащий, чем  сидящий
в пляжном шезлонге с надвинутой на глаза шляпой, время от времени принимал

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.