Случайный афоризм
Библиотека – души аптека. (Гарун Агацарский)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                            Артур КОНАН-ДОЙЛЬ

                               ДЯДЯ БЕРНАК




                            1. БЕРЕГ ФРАНЦИИ

     Я смело могу сказать, что прочел письмо дяди не менее ста раз и  знаю
его наизусть. Но сидя у борта парусного судна,  я,  тем  не  менее,  вновь
вынул его из кармана и принялся пробегать так  же  внимательно,  как  и  в
первый раз. Письмо, отправленное на  имя  Луи  де  Лаваля,  было  написано
резким,  угловатым  почерком  человека,  начавшего  свой  жизненный   путь
деревенским стряпчим.
     Забота о немедленной  доставке  письма  адресату  была  возложена  на
хозяина гостиницы "Зеленый человек", что в Эшворде,  Вильгельма  Харгрева,
который получил его вместе  с  бочками  беспошлинного  коньяка  с  берегов
Нормандии. Таким образом это письмо попало в мои руки.

     "Мой дорогой племянник Луи, - так начиналось письмо, - теперь,  когда
скончался твой бедный отец, и ты остался один на целом  свете,  я  уверен,
что ты не захочешь продолжать вражду, которая исстари  существовала  между
членами нашей семьи. В  эпоху  революции  во  Франции  твой  отец  открыто
перешел на сторону короля, тогда как я всегда был на  стороне  народа.  Ты
знаешь, к каким печальным результатам привел этот поступок твоего отца: он
был вынужден покинуть страну. Я-же сделался владельцем имения  Гросбуа.  Я
понимаю, как тяжело тебе было примириться с потерей  родового  имения,  но
сознайся,  что  все-же  лучше  видеть  это  имение  в  руках   одного   из
родственников, чем постороннего человека. Смею тебя уверить, что от  меня,
брата твоей матери, ты не можешь встретить ничего, кроме любви и уважения.
     А теперь позволь мне дать тебе несколько полезных советов. Ты знаешь,
я всегда  был  республиканцем,  но  с  течением  времени  для  меня  стало
очевидным, что  борьба  против  власти  Наполеона  совершенно  бесполезна.
Понимая это, я был вынужден перейти на службу к нему, - недаром говорят: с
волками жить, по волчьи выть. С моими способностями я быстро сумел войти к
Наполеону в доверие; мало того, я сделался его самым близким  другом,  для
которого он сделает все, что-бы я ни пожелал.
     Ты, вероятно, знаешь, что в настоящее время Наполеон, во главе  своей
армии находится всего в нескольких милях от Гросбуа, и если-бы ты  захотел
поступить к нему на службу, то он забудет враждебное чувство к твоему отцу
и не откажется вознаградить услуги твоего дяди. Несмотря на то,  что  твое
имя несколько запятнано в глазах императора,  я  имею  на  него  настолько
большое влияние, что  сумею  все  устроить  к  лучшему.  Послушай  меня  и
приезжай сюда с полным доверием, так как ты вполне  можешь  положиться  на
преданного тебе дядю.
     К.Бернак

     Таково  было  письмо,  но,  собственно  говоря,   меня   поразило   и
взволновало не само  письмо,  а  конверт.  На  одной  из  четырех  печатей
красного сургуча, которыми оно было опечатано, по-английски было написано:
"Не приезжай". Судя по написанию, слова были нацарапаны поспешно,  но  вот
мужской или женской  рукой  трудно  сказать.  Что  бы  могло  значить  это
зловещее предупреждение?  Если  эти  слова  были  написаны  дядей  в  виду
каких-нибудь неожиданных изменений в его планах, то к чему  было  посылать
письмо? Вернее, это предостережение было написано кем-нибудь  другим,  тем
более, что письмо было на французском языке, тогда как  роковые  слова  на
английском. Но печати не были взломаны, - следовательно, в Англии никто не
мог знать содержания письма.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.