Случайный афоризм
Никто не может быть хорошим поэтом без душевного огня и без некоторого вдохновения - своего рода безумия. То же самое говорят Демокрит и Платон. Марк Туллий Цицерон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

собой.
     — Хозяйка на тебя жалуется, — говорила ему мать. — Почему ты не позволяешь ей 
ходить в церковь, раз ей хочется?.. Ты напрасно ей перечишь, она к нам очень добра.
     — Она себя губит, — глухо отвечал священник. Старуха Фожа привычным жестом 
передернула плечами.
     — Это ее дело. Всякий веселится по-своему. Уж лучше погибнуть от молитв, чем от 
обжорства, как эта негодяйка Олимпия… Не будь таким строгим с госпожой Муре. А то в доме 
совсем житья не станет.
     Однажды, когда она ему преподавала эти советы, он мрачно сказал ей:
     — Матушка, эта женщина будет препятствием на моем пути.
     — Она! — вскричала старая крестьянка. — Да она тебя боготворит, Овидий!.. Ты можешь 
сделать из нее все, что захочешь, если только перестанешь ее бранить. В дождливую погоду она 
понесет тебя на руках отсюда до собора, чтобы ты не замочил себе ног.
     Аббат Фожа и сам понял необходимость не прибегать больше к строгости. Он опасался 
катастрофы. Постепенно он предоставил Марте больше свободы, позволил ей уединяться, 
разрешил долгие моления по четкам, повторение молитв при каждой остановке крестного хода; 
разрешил даже два раза в неделю приходить в его исповедальню в церкви св. Сатюрнена. 
Марта, не слыша более этого грозного голоса, осуждавшего ее за набожность, как за какой-то 
постыдно удовлетворяемый порок, подумала, что бог простил ее. Наконец-то перед ней 
раскрылось райское блаженство! Ее охватывало умиление, она проливала обильные, неуемные 
слезы, даже не чувствуя их; с ней случались нервные припадки, после которых она чувствовала 
себя опустошенной, как будто вся жизнь ушла из нее вместе со струившимися по щекам 
слезами.
     Роза помогала ей дотащиться до кровати, где она потом часами лежала с побелевшими 
губами и полузакрытыми, как у мертвеца, глазами.
     Однажды кухарка, испуганная ее неподвижностью, подумала, что она кончается. Но ей и в 
голову не пришло постучаться в комнату, где, запершись, сидел Муре; она поднялась на третий 
этаж и упросила аббата Фожа пройти к ее хозяйке. Когда он вошел в спальню, она побежала за 
эфиром, оставив его одного перед этой женщиной, лежавшей без чувств поперек кровати. Он 
ограничился тем, что взял руки Марты и накрыл их своей ладонью. Тогда она зашевелилась, 
повторяя бессвязные слова. Затем, когда она поняла, что у ее постели стоит аббат Фожа, кровь 
прихлынула к ее лицу, она опустила голову на подушку и сделала такое движение, как будто 
хотела натянуть на себя одеяло.
     — Вам лучше, мое дорогое дитя? — спросил аббат. — Вы меня очень встревожили.
     У нее перехватило в горле, и, не будучи в силах ответить, она разрыдалась, уткнувшись 
головой в руку священника.
     — Я не страдаю, я слишком счастлива, — прошептала она голосом, слабым, как 
дуновение. — Позвольте мне поплакать, слезы — моя радость. Ах, какой вы добрый, что 
пришли! Я так давно вас жду, так давно призываю вас.
     Голос ее слабел все больше и больше и наконец перешел в лепет страстной молитвы.
     — Кто даст мне крылья, чтобы полететь к вам? Моя душа вдали от вас, жаждущая быть 
наполненной вами, томится без вас, пламенно призывает вас, тоскует по вас, божество мое, 
единственное благо, мое сокровище, счастье, моя отрада и жизнь, божество мое, все, все…
     Улыбаясь, она лепетала эти призывы плотского желания. Она молитвенно складывала 
руки, как будто видя суровый облик аббата в ореоле. До сих пор ему всегда удавалось обрывать 
на устах Марты признание; на одну минуту ему сделалось страшно, он быстро высвободил свои 
руки и, стоя перед ней, властно проговорил:
     — Будьте благоразумны, я вам приказываю. Бог не примет ваших молений, если вы 
произносите их не в спокойствии вашего разума… Сейчас вы должны позаботиться о своем 
здоровье.
     Роза прибежала, огорченная тем, что не нашла эфира. Он посадил ее у кровати, кротким 
голосом повторяя Марте:
     — Не мучьте себя. Господь будет тронут вашей любовью. Когда придет час, он снизойдет 
на вас и преисполнит вас вечным блаженством.
     Выходя из комнаты, он оставил Марту сияющей, словно воскресшей. С этого дня он 
руководил ею как хотел; она была податлива, как воск. Она была ему полезна в некоторых 
деликатных поручениях, касавшихся г-жи де Кондамен; она стала часто бывать у г-жи 
Растуаль, потому что он пожелал этого. Она была бесконечно послушна, не стараясь даже 
понимать и лишь повторяя то, что он просил ее сказать. Он совершенно перестал стесняться с 
ней, бесцеремонно давал ей поручения, пользовался ею, как машиной. Она стала бы просить 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.