Случайный афоризм
Девиз писателя: "Жить, чтобы писать, а не писать, чтобы жить". Константин Кушнер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

обоим кружкам сливаться и перемешиваться между собой, а сам как будто удовлетворялся 
скромной ролью хозяина, довольного тем, что он может служить связующим звеном между 
порядочными людьми, созданными для взаимопонимания. Марта раза два сочла нужным 
показаться среди гостей, чтобы они чувствовали себя свободнее. Но она страдала, видя аббата 
среди всех этих людей; она ждала, когда он останется один; он больше нравился ей серьезным, 
медленно шагающим по дорожкам или под мирными сводами беседки. По вторникам Труши 
снова завистливо подсматривали из-за занавесок, между тем как старуха Фожа и Роза 
вытягивали шеи из прихожей, восхищенно любуясь светской любезностью, с какой господин 
кюре принимал самых высокопоставленных лиц Плассана.
     — Уж как хотите, сударыня, — говорила кухарка, — а порядочного человека сразу 
узнаешь. Посмотрите-ка вон он здоровается с супрефектом. А мне так больше нравится 
господин кюре, хотя супрефект и красивый мужчина… Почему бы и вам не сойти в сад? Будь я 
на вашем месте, я бы надела шелковое платье и пошла бы туда. Ведь вы же, как-никак, его 
мать.
     Но старая крестьянка только пожимала плечами.
     — Хоть он меня и не стыдится, — отвечала она, — но я бы боялась его стеснить… Я 
лучше погляжу отсюда. Так мне гораздо приятнее.
     — Понимаю! Вам есть чем гордиться!.. Это не то, что господин Муре, который заколотил 
калитку, чтобы никто сюда не входил. Никогда ни одного гостя, ни одного званого обеда, а в 
саду такая пустота, что по вечерам просто страх берет. Мы жили волками. Правда и то, что 
господин Муре и не сумел бы принять людей; если кто-нибудь ненароком заглядывал к нам, он, 
бывало, скорчит такую рожу… Я вас спрашиваю, почему бы ему не взять пример с господина 
кюре? Вместо того чтобы запираться у себя, я бы пошла в сад, повеселилась бы вместе со 
всеми, одним словом, держалась бы, как подобает хозяину. Так нет, торчит себе наверху, 
прячется, словно боится, что схватит какую-нибудь заразу… Вот что, не подняться ли нам 
наверх посмотреть, что он там делает у себя?
     В один из вторников они действительно поднялись наверх. В этот день оба кружка очень 
расшумелись; в открытые окна доносились раскаты смеха. А в это время рассыльный, 
принесший Трушам корзину вина, гремел на верхнем этаже будто битой посудой, забирая 
пустые бутылки. Муре запрятался в своем кабинете, заперев дверь на ключ.
     — Ничего не видно, мешает ключ, — заявила Роза, приложив глаз к замочной скважине.
     — Подождите-ка, — сказала старуха Фожа.
     Она тихонько повернула чуть выступающую бородку ключа. Муре сидел посреди 
комнаты, перед большим пустым столом, покрытым густым слоем пыли; перед ним не было ни 
книги, ни листка бумаги; он сидел, откинувшись на спинку стула, свесив руки, с бледным, 
застывшим лицом и невидящим взглядом. Он не шевелился.
     Обе женщины, одна за другой, молча разглядывали его.
     — У меня даже сердце захолонуло, — сказала Роза, спускаясь вниз. — Обратили вы 
внимание на его глаза? А грязь-то какая! Я думаю, что он месяца два и строчки не написал на 
этом столе. А я-то воображала, что он там работает!.. Подумать только, в доме такое веселье, а 
он прикидывается мертвым и сидит один-одинешенек!
     
XVII
     
     Здоровье Марты внушало тревогу доктору Поркье. Он сохранял свою приветливую 
улыбку, обращался с ней как истинно светский врач, для которого болезни не существуют, и на 
приеме держал себя почти как портниха, примеривающая платье; но особое выражение его рта 
говорило, что у «милейшей госпожи Муре» не просто легкий грудной кашель, как он уверял. 
Он советовал ей в хорошую погоду развлекаться, ездить кататься, но только не утомляясь. 
Тогда Марта, все более охватываемая какой-то смутной тревогой, потребностью чем-нибудь 
заглушить свои нервические порывы, затеяла поездки по окрестным деревням. Два раза в 
неделю, после завтрака, она выезжала в старой, заново окрашенной коляске, которую она 
нанимала у плассанского каретника; она уезжала за два-три лье, с тем чтобы вернуться к шести 
часам вечера. Заветной ее мечтой было как-нибудь увезти с собой на прогулку аббата Фожа; 
она даже и предписание врача согласилась исполнить только в надежде на это; но аббат, не 
отказываясь прямо, всегда бывал слишком занят. И ей приходилось пользоваться обществом 
Олимпии или старухи Фожа.
     Однажды, когда она проезжала с Олимпией через деревню Тюлет, мимо именьица 
дядюшки Маккара, тот, увидев ее со своей террасы, обсаженной тутовыми деревьями, крикнул:
     — А Муре? Почему же не приехал Муре?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.