Случайный афоризм
Писатель, если он хорошо трудится, невольно воспитывает многих своих читателей. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Трушей сдерживала еще старуха Фожа. Мать и дочь продолжали постоянно ссориться; 
одна жаловалась, что ее всегда приносили в жертву брату, другая называла ее негодной тварью, 
которую следовало бы задушить еще в колыбели. Охотясь за одной и той же добычей, они 
следили друг за другом, не выпуская куска, злясь и в беспокойстве ожидая, которой из них 
удастся урвать львиную долю. Старуха Фожа охотилась за всем домом; она оберегала от 
загребущих рук Олимпии все, вплоть до мусора. Когда она узнала о крупных суммах, какие та 
выманивала из карманов Марты, она пришла в страшную ярость. Так как сын только пожал 
плечами с видом человека, презирающего эти гнусности и в то же время вынужденного 
закрывать на них глаза, она учинила дочери строжайший допрос и обругала ее воровкой с 
таким озлоблением, как будто та таскала деньги из ее собственного кармана.
     — Ну, мамаша, довольно, слышите! — с досадой сказала Олимпия. — Ведь, кажется, 
страдает не ваш кошелек… Я-то хоть занимаю только деньги, а не заставляю себя кормить.
     —Что ты хочешь сказать, гадюка ты этакая? — прошипела старуха Фожа в крайнем 
раздражении. — Разве мы не оплачиваем свою долю? Спроси кухарку, она тебе покажет нашу 
расходную книжку.
     Олимпия расхохоталась.
     — Ну и здорово!.. — воскликнула она. — Знаю я ее, вашу, расходную книжку. Вы платите 
за редиску и за прованское масло, не правда ли? Послушайте, мамаша, хозяйничайте как хотите 
внизу, я не стану вас там беспокоить. Но больше не думайте приставать ко мне, а не то я 
подыму крик. Вы ведь знаете, что Овидий запретил нам шуметь.
     Старуха спустилась вниз, ворча себе под нос. Угроза поднять шум заставила ее отступить. 
Олимпия издевательски стала что-то напевать ей вслед. Зато, когда дочь спускалась в сад, 
старуха ей мстила — ходила за ней по пятам, заглядывала в руки, подстерегала ее. Ни в кухню, 
ни в столовую она ее не допускала. Она рассорила ее с Розой из-за какой-то взятой и не 
возвращенной кастрюльки. Однако старуха Фожа не решалась подкапываться под дружбу 
дочери с Мартой, опасаясь какого-нибудь скандала, из-за которого мог пострадать аббат.
     — Раз ты так мало заботишься о своих интересах, — сказала она однажды сыну, — то уж 
я сумею защитить их вместо тебя; не бойся, я буду осторожна… Знаешь, не будь меня, сестра 
вырвала бы у тебя хлеб из рук.
     Марта не имела понятия о разыгрывавшейся вокруг нее драме. Дом просто казался ей 
более веселым с тех пор, как все эти лица заполнили прихожую, лестницы, коридоры. Так и 
казалось, будто попал в меблированные комнаты с приглушенным шумом ссор, хлопаньем 
дверей, не знающей стеснения личной жизнью каждого постояльца, с вечно пылающей плитой 
на кухне, где Розе приходилось готовить словно на целый ресторан. Кроме того, ежедневно 
вереницей тянулись всякие поставщики. Олимпия, заботясь о своих руках, не хотела больше 
мыть посуду и все заказывала кухмистеру с улицы Банн, который доставлял обеды на дом. А 
Марта улыбалась и говорила, что рада этой суетне; она не любила больше оставаться одна; ей 
надо было чем-то заглушить сжигавшую ее лихорадку.
     Муре, словно спасаясь от этого шума, запирался в комнате второго этажа, которую он 
называл своим кабинетом; он преодолел свое отвращение к одиночеству, почти не выходил в 
сад, часто не показывался с утра до вечера.
     — Хотела бы я знать, что он там делает взаперти, — говорила Роза старухе Фожа. — Его 
совсем не слышно. Словно умер. Уж если он прячется, то, наверно, ничем хорошим не 
занимается там.
     С наступлением лета дом оживился еще более. Аббат Фожа стал принимать в конце сада, 
в беседке, приверженцев супрефектуры и председателя. По распоряжению Марты Роза купила 
дюжину садовых стульев, чтобы можно было сидеть на воздухе, не таская каждый раз стульев 
из столовой. Установился обычай: каждый вторник, после полудня, калитки в тупичок 
открывались, мужчины и дамы заходили навестить господина кюре по-соседски, в соломенных 
шляпах, в туфлях, расстегнутых сюртуках, в подколотых булавками юбках. Гости приходили 
поодиночке; но в конце концов оба кружка оказывались в полном составе и, перемешавшись, 
слившись, приятно проводили время, в величайшем согласии перемывая косточки своим 
ближним.
     — Вы не боитесь, — сказал однажды де Бурде Растуалю, — что могут посмотреть косо на 
наши встречи с кликой супрефектуры?.. Ведь уже приближаются выборы.
     — Почему бы стали на это косо смотреть? — спросил Растуаль. — Мы же не ходим в 
супрефектуру, мы здесь на нейтральной почве… А потом, друг мой, это ведь запросто, без 
всяких церемоний. Я в полотняном пиджаке. Это — частная жизнь, Никто не имеет права 
вмешиваться в то, что я делаю у себя дома. Вне дома — это другое дело; там мы принадлежим 
публике… На улице мы с господином Пекером даже не раскланиваемся.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.