Случайный афоризм
Писатели, кстати сказать, вовсе не вправе производить столько шума, сколько пианисты. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

он посмелее и не бойся всякого рода неприятностей, вы бы услышали, что бы он нам тут запел! 
Но он слишком боится вашего сына; да, да, он боится господина кюре… Временами хочется 
сказать, что он просто сделался дурачком. Но раз он перестал нам мешать, то уж бог с ним, 
пусть ведет себя, как ему угодно, правда ведь? А?
     Старуха Фожа отвечала, что г-н Муре представляется ей Достойным человеком; 
единственный его недостаток, по ее мнению, это то, что он не религиозен. Но со временем он, 
конечно, вернется на путь истинный. И почтенная особа медленно завладевала нижним этажом, 
переходила из кухни в столовую, бродила по прихожей. Встречаясь с ней, Муре вспоминал 
день приезда аббата, когда его мать, одетая в какие-то черные обноски, не выпуская из рук 
корзины, которую она держала обеими руками, вытягивала шею, заглядывая в каждую комнату 
со спокойной непринужденностью человека, осматривающего назначенный к продаже дом.
     С тех пор как аббат со своей матерью стали столоваться в нижнем этаже, третьим этажом 
завладели Труши. Они стали вести себя довольно шумно; грохот передвигаемой мебели, топот, 
громкие голоса доносились сквозь растворяемые и быстро захлопываемые двери. Старуха 
Фожа, если ей в это время случалось беседовать на кухне, встревоженно поднимала голову. 
Роза, желавшая, чтобы все шло мирно, говорила, что бедной госпоже Труш не очень-то легко 
приходится. Однажды вечером аббат, еще не успев лечь спать, услышал на лестнице какой-то 
подозрительный шум. Выйдя со свечой в руке, он увидел вдребезги пьяного Труша, который на 
коленках взбирался по ступеням. Мощным движением руки аббат поставил его на ноги и 
втолкнул в комнату. Олимпия, уже лежавшая в постели, мирно читала роман, мелкими 
глоточками попивая стоявший на ночном столике грог.
     — Послушайте, — сказал аббат Фожа, побагровев от гнева, — вы завтра же уложите свои 
чемоданы и уедете отсюда!
     — С какой это стати? — спросила Олимпия без малейшего смущения. — Нам здесь 
неплохо.
     Но священник резко оборвал ее:
     — Молчи! Ты негодяйка и всегда только старалась как-нибудь мне повредить. Мать была 
права: мне не следовало вытаскивать вас из нищеты… А теперь мне приходится подбирать 
твоего мужа на лестнице! Это позор. Подумай, какой бы разыгрался скандал, если бы его 
увидели в таком состоянии… Вы уедете завтра же.
     Олимпия присела на кровати, чтобы отхлебнуть грога.
     — Ну нет! — заявила она.
     Труш хохотал. Хмель у него был веселый. Он развалился в кресле, оживленный, в 
прекраснейшем расположении духа.
     — Не будем ссориться, — залепетал он. — Это ничего, просто так, легкое 
головокружение от воздуха, — ведь сейчас очень холодно. Но какие же нелепые улицы в этом 
проклятом городишке!.. Знаете, Фожа, это очень приличные молодые люди. Хотя бы сын 
доктора Поркье. Вы ведь хорошо его знаете, доктора Поркье?.. Так вот, мы с ним встречаемся в 
одном кафе за тюрьмой. Содержит его одна арлезианка, прехорошенькая брюнетка…
     Скрестив руки на груди, священник грозно смотрел на него.
     — Нет, уверяю вас, Фожа, вы напрасно на меня сердитесь… — продолжал Труш. — Вы 
же знаете, я человек воспитанный, знаю приличия… Днем я не выпью даже стаканчика воды с 
сиропом из страха вас скомпрометировать… Чего вы наконец хотите? Ведь с тех пор, как я 
здесь, я хожу на службу, словно в школу, таскаю тартинки с вареньем в корзиночке; поймите, 
ведь это же идиотское занятие! Я чувствую себя просто каким-то болваном, — да, да, честное 
слово; и все только из желания оказать вам услугу… Но ночью ведь меня никто не видит. Могу 
же я погулять хоть ночью! Мне это полезно, а то я подохну от этой жизни. Да и, кроме того, на 
улицах нет ни души… И странно же они здесь выглядят!..
     — Пьяница! — процедил священник сквозь зубы.
     — Значит, не хотите мириться?.. Тем хуже, милый мой. Я-то ведь добрый малый, не 
люблю кислых мин. Если вам это не нравится, то я вас брошу, и оставайтесь себе со своими 
святошами. Из них одна только малютка де Кондамен — смазливенькая, да и то арлезианка 
лучше. Можете сколько угодно таращить на меня глаза, вы мне не нужны. Желаете, могу вам 
одолжить сто франков?
     И вытащив из кармана кредитные билеты, он с хохотом разложил их у себя на коленях; 
потом стал проделывать с ними разные штуки, размахивать ими под носом у аббата, 
подбрасывать кверху. Олимпия мгновенно выскочила из постели, полуголая; подобрав 
кредитки, она с досадой засунула их под подушку. Аббат Фожа тем временем с величайшим 
изумлением оглядывал комнату; на комоде он увидел ряд винных бутылок, на камине 
непочатый паштет, конфеты в старой порванной коробке. Комната была набита недавними 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.