Случайный афоризм
Пишущему лучше недоговорить, чем сказать лишнее. Во всяком случае никакой болтовни. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

завтрак. Марта уже несколько минут сидела за едой, как вдруг заметила, что за столом нет 
дочери.
     — А разве Дезире не хочет есть? — спросила она. — Почему же она не завтракает с нами?
     — Дезире больше нет здесь, — ответил Муре, не притронувшийся к еде. — Я отвез ее 
нынче утром в Сент-Этроп, к ее кормилице.
     Марта положила вилку, побледнев от удивления и обиды.
     — Ты бы мог посоветоваться со мной, — заметила она. Не отвечая ей, он продолжал:
     — Ей хорошо у кормилицы. Она славная женщина, очень ее любит и будет за ней 
присматривать… Таким образом, девчонка не будет тебя больше мучить, и все будут довольны.
     И так как Марта молчала, он прибавил:
     — Если ты находишь, что в доме недостаточно спокойно, ты мне скажи — я тоже уйду.
     Она привстала, глаза ее загорелись. Ее так жестоко поразили его слова, что она протянула 
руку, словно собираясь швырнуть ему в голову бутылку. В этой долгие годы безропотно 
покорявшейся натуре бушевал неведомый гнев, в ней росла ненависть к этому человеку, 
беспрестанно бродившему вокруг нее, словно угрызения совести. Она снова принялась есть с 
подчеркнутым безразличием, не упоминая больше о дочери. Муре сложил салфетку, но 
продолжал сидеть против нее, прислушиваясь к звяканью ее вилки, медленно оглядывая эту 
столовую, некогда столь оживленную от детского шума и такую пустую и унылую сейчас. 
Комната показалась ему холодной, как ледник. Слезы подступили к его глазам, когда Марта 
велела Розе подавать десерт.
     — У вас хороший аппетит, сударыня, не правда ли? — спросила Роза, подавая тарелку с 
фруктами. — Это оттого, что мы хорошенько прошлись. Не будь вы, сударь, таким нехристем, 
вы бы пошли с нами, и барыне не пришлось бы одной скушать всю баранью ножку.
     Она переменила тарелки, продолжая болтать.
     — Очень она хорошенькая, эта часовня святого Януария, но слишком уж она мала… 
Заметили вы дам, которые опоздали? Им пришлось стоять на коленях снаружи, на самом 
солнцепеке… А вот я не понимаю, как могла госпожа де Кондамен приехать в коляске; какое 
же это паломничество?.. Зато мы с вами, сударыня, славно провели утро, правда?
     — Да, отличное утро, — сказала Марта. — Аббат Муссо произнес очень трогательную 
проповедь.
     Когда Роза, в свою очередь, заметила отсутствие Дезире и узнала об ее отъезде, она 
воскликнула:
     — Ей-богу, сударь, это вы хорошо придумали!.. Она растаскивала у меня все кастрюли на 
поливку салата… Теперь можно будет хоть немножко вздохнуть.
     — Конечно, — согласилась Марта, чистившая грушу.
     Муре задыхался. Он вышел из столовой, не слушая Розу, кричавшую, что кофе сейчас 
будет готов. Марта, оставшись в столовой одна, спокойно доела свою грушу.
     В то-время, как кухарка несла кофе, старуха Фожа как раз спускалась вниз.
     — Войдите, — сказала Роза, — вы составите хозяйке компанию и выпьете чашку хозяина, 
а то он убежал, как шальной.
     Старуха Фожа уселась на место Муре. — А я думала, что вы никогда не пьете кофе, — 
заметила она; кладя себе сахару.
     — Да, раньше мы и не пили, — ответила Роза, — когда деньгами распоряжался хозяин… 
А теперь хозяйка поступила бы глупо, отказываясь от того, что она любит.
     Они проговорили с добрый час. Расчувствовавшись, Марта рассказала в конце концов 
старухе Фожа свои огорчения: муж устроил ей ужасную сцену из-за дочери, которую он, в 
припадке раздражения, отвез к ее кормилице. Марта оправдывалась, уверяя, что она очень 
любит девочку и непременно заберет ее обратно.
     — Она была немножко шумлива, — вставила старуха Фожа. — Я очень часто вас 
жалела… Мой сын даже подумывал о том, чтобы перестать ходить в сад читать требник; она 
ему очень надоедала.
     Начиная с этого дня Марта и Муре больше не обменивались за столом ни единым словом. 
Осень была очень дождливая; столовая с двумя одинокими приборами, разделенными всей 
длиной большого стола, навевала уныние. Мрак наполнял все углы, с потолка веяло холодом.
     — Чисто на похоронах, — говорила Роза.
     — С чего это вы так расшумелись? — произносила она, подавая к столу блюдо. — При 
такой моде нечего бояться, что у вас заболят языки… Будьте же повеселее, сударь; у вас такой 
вид, словно покойника провожаете. Кончится тем, что барыня из-за вас сляжет. Ведь для 
здоровья очень вредно есть молча.
     Когда наступили первые холода, Роза, всячески старавшаяся угодить старухе Фожа, 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.