Случайный афоризм
Улучшать нравы своего времени - вот цель, к которой должен стремиться каждый писатель, если он не хочет быть только "увеселителем публики". Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

приятельницей Розы и частенько занимала у нее по два франка, чтобы не подниматься к себе на 
третий этаж, когда будто бы забывала захватить с собой кошелек.
     — Поднимитесь к ней, — добавила кухарка, — вам там удобнее будет поговорить… Они 
хорошие люди и очень любят господина кюре. Поверьте, они много чего натерпелись. Чего 
только не рассказала мне г-жа Олимпия, — прямо сердце разрывается.
     Марта застала Олимпию в слезах. Они слишком добры, и их добротой всегда 
злоупотребляли. И она принялась подробно рассказывать о своих делах в Безансоне, где по 
милости мошенника-компаньона они по уши влезли в долги. Хуже всего то, что кредиторы 
начинают проявлять нетерпение. Она только что получила очень резкое письмо, в котором они 
грозят, что напишут в Плассан мэру и епископу.
     — Я готова все вытерпеть, — рыдая, добавила она, — но я скорей соглашусь умереть, чем 
осрамить брата… Он и так уже сделал для нас слишком много; я не хочу ему ничего говорить, 
потому что он небогат и только понапрасну стал бы мучиться… Боже мой! Что сделать, чтобы 
помешать этому человеку написать сюда? Ведь останется только умереть со стыда, если в 
мэрии или в епархиальном управлении получат такое письмо. Да, я знаю моего брата, он умрет 
от этого.
     У Марты также выступили на глазах слезы. Страшно побледнев, она сжимала руки 
Олимпии. Затем, не дожидаясь никаких просьб, предложила свои сто франков.
     — Это, конечно, мало; но, может быть, это предотвратит опасность? — в мучительной 
тревоге спросила она.
     — Сто франков, сто франков… — повторяла Олимпия. — Нет, нет, они никогда не 
удовольствуются ста франками.
     Марта была в отчаянии. Она клялась, что больше денег у нее нет. И забылась до того, что 
рассказала о церковных чашах. Если бы она их не купила, она могла бы дать целых триста 
франков. У Олимпии загорелись глаза:
     — Триста франков — это как раз та сумма, которую он требует, — сказала она. — Что и 
говорить, вы оказали бы гораздо большую услугу моему брату, если бы не сделали этого 
подарка, который вдобавок останется в церкви. Каких только прекрасных вещей не надарили 
ему безансонские дамы! И несмотря на это, он ничуть не сделался богаче. Не давайте туда 
больше ничего, это просто грабеж. Впредь советуйтесь со мной. Сколько на свете скрытых 
несчастий и бед! Нет, сто франков никак не уладят дела!
     Прохныкав добрых полчаса и убедившись, что у Марты действительно только и есть, что 
эти сто франков, она в конце концов согласилась их взять.
     — Я их сейчас же отправлю, чтобы умиротворить пока что этого человека, — сказала 
она, — но он не надолго оставит нас в покое… А главное, умоляю вас, не говорите об этом 
брату; вы его убьете. И лучше, чтобы муж мой тоже не знал о наших с вами делах; он такой 
самолюбивый, что может наделать глупостей, лишь бы расквитаться с вами. Мы, женщины, 
всегда между собой столкуемся.
     Марту этот заем осчастливил. С этого момента у нее появилась новая забота: устранять от 
аббата Фожа неведомо для него грозившие ему опасности. Она часто поднималась к Трутам, 
проводила там целые часы, выискивая с Олимпией способы удовлетворить кредиторов. Та 
рассказала, что порядочное количество просроченных векселей имеют подпись аббата и что 
произойдет страшнейший скандал, если эти векселя будут пересланы когда-нибудь в Плассан 
для предъявления ко взысканию. Общая цифра долгов, по ее словам, была так велика, что она 
долго отказывалась ее назвать, и тем сильнее плакала, чем больше Марта настаивала. Наконец 
все же назвала ее: двадцать тысяч франков. Марта вся похолодела. Никогда ей не собрать 
двадцати тысяч франков. Неподвижно устремив глаза в пространство, она размышляла, что 
только после смерти мужа она сможет располагать такой суммой.
     — Я говорю, двадцать тысяч в конечном счете, — поспешно добавила Олимпия, 
обеспокоенная мрачным выражением лица Марты, — но было бы очень хорошо, если бы мы 
могли расплатиться в течение десяти лет небольшими взносами. Кредиторы согласятся ждать 
сколько угодно, лишь бы они были уверены, что платежи будут поступать регулярно… Очень 
обидно, что мы не можем найти кого-нибудь, кто бы нам доверился и ссудил нам необходимые 
суммы.
     Такова была обычная тема их разговоров. Нередко Олимпия говорила также об аббате 
Фожа, которого она, по-видимому, обожала. Она рассказывала Марте о нем разные интимные 
подробности: он боялся щекотки, не мог спать на левом боку; на правом боку у него родимое 
пятно, которое в мае краснеет, как настоящая ягода. Марта улыбалась, готовая без устали 
слушать все эти мелочи; она расспрашивала Олимпию о ее детстве, о детстве ее брата. Когда же 
снова поднимался вопрос о деньгах, она сходила с ума от своего бессилия чем-нибудь помочь; 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.