Случайный афоризм
Поэт - человек, у которого никто ничего не может отнять и потому никто ничего не может дать. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

любим пожить в свое удовольствие… Хватит ли у тебя смелости сказать, что, если бы ты 
захотел получить в этом доме самую лучшую мебель, белье, провизию, все это сегодня же к 
вечеру не было бы к твоим услугам?.. Так вот, всякий добрый брат при таких обстоятельствах 
подумал бы о своих родных; он не оставлял бы их, как ты нас, в грязи.
     Аббат Фожа пристально посмотрел на Трушей. Они оба раскачивались на своих стульях.
     — Вы неблагодарные существа, — сказал он после некоторого молчания. — Я и так 
достаточно сделал для вас. Если у вас сегодня есть кусок хлеба, то этим вы обязаны мне. Я еще 
храню твои письма, Олимпия, в которых ты умоляла спасти вас обоих от нищеты, взять вас к 
себе в Плассан. Теперь, когда вы здесь, возле меня, когда ваше существование обеспечено, вы 
предъявляете новые требования…
     — Вот еще! — грубо перебил его Труш. — Если вы нас выписали, то потому, что мы вам 
понадобились. Я уже научен горьким опытом и больше не верю в благородные чувства… Я 
сейчас не мешал моей жене говорить, но женщины никогда не договорятся до дела… В двух 
словах, любезный друг: вы напрасно держите нас в клетке, как верных псов, которых спускают 
с цепи только в минуту опасности. Нам это наскучило, и мы можем взбунтоваться. Дайте нам 
хоть немного свободы, чорт побери! Раз дом не ваш и вы презираете земные блага, то что вам 
до того, если мы устроимся по своему вкусу? Ведь стен-то мы не проглотим, уверяем вас!
     — Конечно, — поддержала мужа Олимпия. — Можно взбеситься, сидя вечно под 
замком… Мы готовы оказать тебе любые услуги. Ты ведь знаешь, что мой муж ждет только 
знака… Иди своей дорогой и рассчитывай на нас; но мы тоже хотим получить свою долю… Ну, 
как, решено?
     Аббат Фожа опустил голову; с минуту он помолчал, затем встал и, не давая сестре 
прямого ответа, сказал:
     — Послушайте, если вы когда-нибудь явитесь для меня помехой, клянусь, я спроважу вас 
обратно, и подыхайте где-нибудь в углу на соломе.
     И он ушел к себе, оставив их в аллее. С этого времени Труши почти каждый день 
появлялись в саду; но они вели себя при этом довольно скромно, избегая показываться в те 
часы, когда священник беседовал с посетителями обоих соседних садов.
     Не прошло и недели, как под влиянием жалоб Олимпии на занимаемую ею комнату Марта 
любезно предложила ей комнату Сержа, которая теперь пустовала. Труши удержали за собой 
обе комнаты. Они устроили свою спальню в комнате Сержа, откуда, кстати сказать, не было 
вынесено ни одного стула, а свою прежнюю превратили в гостиную, для которой Роза 
разыскала на чердаке старинную бархатную мебель. Олимпия на радостях заказала себе у 
лучшей портнихи Плассана розовый пеньюар.
     Однажды вечером Муре, забыв, что Марта попросила его уступить родственникам аббата 
комнату Сержа, сильно удивился, застав там Трушей. Он зашел туда за ножом, который Серж, 
по его предположению, оставил в одном из ящиков. Труш в это самое время выстругивал этим 
ножом тросточку из грушевого дерева, срезанную им в саду. Муре извинился и вышел.
     
XIV
     
     Во время торжественной процессии в праздник Тела господня на площади Супрефектуры, 
когда епископ Русело спустился по ступенькам великолепного переносного алтаря, 
сооруженного стараниями г-жи де Кондамен, у самого подъезда ее маленького особнячка, 
присутствующие с изумлением заметили, что прелат вдруг резко повернулся спиной к аббату 
Фожа.
     — Посмотрите-ка! — сказала г-жа Ругон, сидевшая у окна своей гостиной. — Они как 
будто поссорились?
     — А вы разве не знали? — ответила г-жа Палок, пристроившаяся на подоконнике возле 
старой дамы. — Да об этом говорят уже со вчерашнего дня. Аббат Фениль опять вошел в 
милость.
     Кондамен, стоявший позади дам, засмеялся. Он убежал из своего дома, говоря, что там 
«воняет церковью».
     — Ну вот! — проговорил он. — Охота вам придавать значение этим историям!.. Епископ 
настоящий флюгер и поворачивается, чуть только Фожа или Фениль на него подуют; сегодня — 
один, завтра — другой. Они уже больше десяти раз ссорились и мирились. Вот увидите, не 
пройдет и трех дней, как любимчиком опять будет аббат Фожа.
     — Не думаю, — возразила г-жа Палок. — На этот раз дело серьезное… По-видимому, 
аббат Фожа навлек на епископа крупные неприятности. Он в свое время будто бы произносил 
проповеди, сильно не понравившиеся в Риме. Не сумею подробно вам это рассказать. Знаю 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.