Случайный афоризм
Писатели, кстати сказать, вовсе не вправе производить столько шума, сколько пианисты. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

улыбкой пожимал руки членам обоих кружков, пожелавшим его навестить. Но Пекер-де-Соле 
демонстративно не выходил за пределы сада супрефектуры; а Растуаль и де Бурде тоже упорно 
не показывались в тупичке и продолжали сидеть под деревьями возле каскада. Изредка 
горсточка поклонников аббата забиралась в тенистую аллею сада Муре. Иногда над стеной 
высовывалась чья-нибудь голова и, бросив беглый взгляд в сад, тотчас же исчезала.
     Впрочем, аббат Фожа ничуть не стеснялся; он только с тревогой следил за окном Трушей, 
где в любой час поблескивали глаза Олимпии. Труши сидели там в засаде за красными 
занавесками, снедаемые неистовым желанием тоже сойти в сад, полакомиться фруктами, 
поболтать в светском обществе. Они с легким стуком приоткрывали жалюзи, на минутку 
облокачивались на подоконник и тотчас же в бешенстве прятались, укрощенные взглядом, 
который бросал на них аббат. Затем, крадучись, как волки, они возвращались обратно к окну, 
прижимая свои бледные лица к какому-нибудь уголку его, выслеживая каждое движение 
аббата, терзаясь при виде того, как он свободно наслаждается этим раем, доступ в который им 
запрещен.
     — Это слишком, — сказала однажды Олимпия мужу. — Он засадил бы нас в шкап, если 
бы только мог, чтобы наслаждаться всем одному… Давай сойдем вниз. Хочешь? Посмотрим, 
что он скажет.
     Труш только что вернулся из своей конторы. Он переменил воротничок и почистил 
башмаки, чтобы придать себе приличный вид. Олимпия надела светлое платье. Затем они 
храбро сошли в сад и мелкими шажками пошли вдоль высоких буксусов, останавливаясь у 
цветников. Аббат Фожа в это время, стоя к ним спиной, беседовал с Мафром у калитки в 
тупичок. Он услышал скрип шагов на песке только тогда, когда Труши находились уже совсем 
близко от него, в задней аллее. Обернувшись, он запнулся посреди фразы, ошеломленный их 
появлением. Мафр, не видавший их ни разу, разглядывал их с любопытством.
     — Чудная погода, не правда ли, господа? — проговорила Олимпия, побледнев под 
взглядом брата.
     Аббат стремительно увлек мирового судью в тупик, где тотчас же с ним распрощался.
     — Он взбешен!.. — пробормотала Олимпия. — Ну и пусть! Мы должны оставаться. Если 
уйдем, он подумает, что мы испугались… Хватит с меня. Ты увидишь, как я буду говорить с 
ним.
     Она усадила мужа на один из стульев, которые Роза за несколько минут до этого 
принесла. Вернувшись, аббат увидел, как они уютно расположились. Закрыв калитку на засов и 
убедившись, что листва надежно скрывает их, он приблизился к Трушам и, задыхаясь от гнева, 
глухим голосом произнес:
     — Вы забыли наш уговор; вы мне обещали не выходить из комнаты.
     — Там слишком жарко, — ответила Олимпия. — Мы не совершили никакого 
преступления тем, что вышли подышать свежим воздухом.
     Священник едва владел собой; но его сестра, бледная от усилий, которых ей стоила эта 
борьба с ним, выразительно добавила:
     — Не кричи; рядом люди, ты можешь повредить себе. Труши хихикнули. Аббат 
посмотрел на них и молча, с грозным видом, провел рукой по волосам.
     — Сядь, — сказала Олимпия. — Ты хочешь объяснения, не так ли? Изволь… Нам надоело 
сидеть взаперти. Ты здесь катаешься как сыр в масле; весь дом — твой, весь сад — твой. 
Отлично, мы очень рады, что твои дела идут хорошо; но из-за этого не следует обращаться с 
нами, как с какими-то нищими. Тебе ни разу не пришло в голову послать мне хоть маленькую 
веточку винограда; ты отвел нам самую скверную комнату; ты нас прячешь, стыдишься нас, 
запираешь, как будто мы зачумленные… Пойми, что так больше не может продолжаться.
     — Я здесь не хозяин, — ответил аббат Фожа. — Обратитесь к господину Муре, если 
желаете опустошать его сад.
     Труши снова обменялись улыбкой.
     — Мы не хотим вмешиваться в твои дела, — продолжала Олимпия. — Мы кое-что знаем, 
и с нас этого достаточно… Все это доказывает, что у тебя не доброе сердце. Как ты думаешь, 
будь мы на твоем месте, разве мы не постарались бы кое-что уделить тебе?
     — Чего же вы, наконец, от меня хотите? — спросил аббат. — Не воображаете ли вы, что я 
купаюсь в золоте? Вы видели мою комнату, она обставлена хуже вашей. Не могу же я 
предоставить вам этот дэм, который не принадлежит мне.
     Олимпия пожала плечами; она перебила мужа, который хотел было что-то сказать, и 
спокойно продолжала:
     — Всякий понимает жизнь по-своему. Будь у тебя миллионы, ты бы и тогда не купил 
коврика для кровати, а всадил свои деньги в какое-нибудь дурацкое предприятие. Ну, а мы 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.