Случайный афоризм
Даже лучшие писатели говорят слишком много. Люк де Клапье Вовенарг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

начинал снова о ней заботиться; он улыбался и шел покупать себе шелковые чулки, шляпу, 
новый пояс. Он изнашивал много платья и обуви; на его крупном теле все точно горело.
     Со времени основания Приюта пресвятой девы все женщины стояли за аббата горой; они 
защищали его против всех гнусных сплетен, неизвестно кем все еще распространяемых на его 
счет. Они, правда, находили его иногда чересчур суровым; но эта грубость скорее им 
нравилась, особенно в исповедальне, где им приятно было чувствовать над собой его железную 
руку.
     — Дорогая моя, — сказала однажды г-жа де Кондамен Марте, — как он вчера бранил 
меня! Мне кажется, он побил бы меня, если бы нас не разделяла досочка… Да, он бывает 
иногда очень неласков.
     И она смеялась мелким смешком, все еще наслаждаясь ссорой со своим духовником. Надо 
сказать, что г-жа де Кондамен подметила, как Марта бледнеет, выслушивая некоторые тайные 
ее признания о том, как аббат Фожа ее исповедует; она догадывалась, что Марта ревнует, и ей 
доставляло злорадное удовольствие мучить Марту, передавая ей разные интимные 
подробности.
     После того как был основан Клуб молодежи, аббат Фожа приобрел какое-то удивительное 
благодушие; он точно переродился. Благодаря усилиям воли его суровая натура становилась 
податливой, как воск. Он не мешал рассказывать в городе о том участии, какое он принял в 
открытии клуба, водил дружбу со всеми молодыми людьми, строже следил за собой, зная, что 
вырвавшиеся на свободу школьники не так любят строгое обращение с ними, как женщины. Он 
чуть не поссорился с сыном Растуаля, пригрозив выдрать его за уши после каких-то пререканий 
по поводу внутреннего управления клубом, но с изумительным самообладанием тотчас же 
смиренно протянул ему руку и расположил к себе всех присутствующих своей готовностью 
извиниться перед этим «дурачиной Севереном», как его называли.
     Но если аббат Фожа покорил женщин и детей, то с отцами и мужьями отношения у него 
по-прежнему оставались только вежливыми. Влиятельные люди все еще не доверяли ему, видя, 
как он держится в стороне от всех политических группировок. В супрефектуре Пекер-де-Соле 
жестоко нападал на него, между тем как Делангр, не защищая его открыто, с тонкой улыбкой 
говорил, что судить о нем еще рано. В доме Растуаля он стал причиной настоящего семейного 
раздора. Северен и его мать буквально прожужжали уши председателю своими восхвалениями 
священника.
     — Отлично! Отлично! Я признаю за ним все достоинства, какие вы ему приписываете! — 
кричал несчастный председатель. — Согласен, только оставьте меня в покое. Я послал ему 
приглашение на обед; он не пожелал прийти. Не могу же я пойти сам к нему и привести за руку.
     — Но, мой друг, при встрече с ним ты едва кланяешься, — возражала г-жа Растуаль. — 
Вероятно, это его и обидело.
     — Разумеется! — подхватил Северен. — Он отлично видит, что вы относитесь к нему не 
так, как следовало бы.
     Растуаль пожимал плечами. Когда у председателя бывал де Бурде, они оба обвиняли 
аббата Фожа в том, что он склоняется в сторону супрефектуры. Г-жа Растуаль в ответ на это 
указывала, что он ни разу там не обедал и даже вовсе там не бывает.
     — Конечно, — отвечал председатель, — я не обвиняю его в том, что он бонапартист… Я 
только говорю, что он склоняется на ту сторону, вот и все. Он вступил в сношения с г-ном 
Делангром.
     — А вы-то сами! — воскликнул Северен. — У вас тоже были сношения с мэром. Бывают 
обстоятельства, когда это просто неизбежно… Скажите прямо, что вы терпеть не можете аббата 
Фожа, — это будет вернее.
     В доме Растуаля все дулись друг на друга по целым дням. Аббат Фениль теперь бывал там 
редко, ссылаясь на свою подагру, которая будто бы приковывала его к креслу. Однако раза два 
его заставили высказать свое мнение о кюре церкви св. Сатюрнена, и он, в очень кратких 
выражениях, отозвался о нем с похвалой. Аббат Сюрен и аббат Бурет, точно так же как и Мафр, 
были всегда одного мнения с хозяйкой дома. Оппозиция была только со стороны председателя, 
которого поддерживал де Бурде; оба они с важностью заявляли, что не желают рисковать своей 
политической карьерой, принимая человека, скрывающего свои убеждения.
     Северен, назло отцу, вздумал пользоваться калиткой тупика Шевильот, когда ему нужно 
было переговорить о чем-нибудь со священником. И мало-помалу тупичок сделался 
нейтральной территорией. Доктор Поркье, который первый воспользовался этой дорожкой, сын 
Делангра, мировой судья — все они потихоньку ходили туда побеседовать с аббатом Фожа. 
Иногда в течение целого дня калитки обоих садов, а также ворота супрефектуры оставались 
открытыми настежь. Аббат Фожа стоял в глубине тупичка, прислонившись к ограде, и с 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.