Случайный афоризм
Плохи, согласен, стихи, но кто их читать заставляет? Овидий
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

совершенно неправы. Господин кюре вовсе не хотел, чтобы он поступал в семинарию, он даже 
его отговаривал, я сама слышала… Нечего сказать, весело теперь стало у нас в доме; вы ни с 
кем не разговариваете, даже с барыней, а за столом сидите, точно на похоронах. Нет сил 
терпеть все это, сударь!
     Муре уходил в сад, но кухарка преследовала его и там:
     — Разве вы не должны радоваться, что ребенок на ногах? Вчера он скушал котлетку, 
херувимчик наш, да еще с каким аппетитом!.. Вам это все равно, не правда ли? Вы хотели бы 
сделать из него такого же безбожника, как вы сами… А уж кому-кому, а вам-то особенно 
нужны молитвы; это господь бог всем нам посылает спасение. Будь я на вашем месте, я бы 
плакала от радости, что бедный малютка будет за меня молиться. Но ведь у вас каменное 
сердце, сударь… А как он хорош будет в сутане, голубчик мой!
     Тогда Муре уходил к себе наверх. Там он запирался в комнате, которую называл своим 
кабинетом, — в большой пустынной комнате, вся обстановка которой состояла из стола и двух 
стульев. В часы, когда кухарка особенно его донимала, эта комната служила ему прибежищем. 
Когда ему становилось скучно, он выходил в сад, за которым стал ухаживать теперь еще с 
большей заботливостью. Марта, казалось, не замечала дурного настроения мужа; иногда он 
молчал целую неделю, но это ничуть ее не тревожило и не сердило. С каждым днем она все 
больше отдалялась от всего окружающего; не слыша поминутно ворчливого голоса Муре, она 
даже решила, что он образумился и, подобно ей, тоже устроил себе уголок счастья, — до такой 
степени дом казался ей мирным. Это успокаивало ее, позволяло еще полнее предаваться своим 
мечтаниям. Когда муж смотрел на нее мутным взглядом, словно не узнавая ее, она ему 
улыбалась, не замечая слез, наполнявших его глаза.
     В день, когда Серж, окончательно выздоровевший, поступил в семинарию, Муре остался 
дома один с Дезире. Теперь он часто за ней присматривал. Этот большой ребенок, которому 
шел шестнадцатый год, был способен упасть в бассейн или устроить пожар, играя спичками, 
как шестилетняя шалунья. Когда Марта вернулась домой, она нашла двери открытыми; в 
комнатах никого не было. Дом показался ей совершенно опустевшим. Она вышла на террасу и 
увидела в конце аллеи мужа, игравшего с дочерью. Он сидел на куче песка и с серьезным видом 
деревянной лопаточкой наполнял им тележку, которую Дезире держала за веревочку.
     — Но! Но! Пошел! — кричала девочка.
     — Погоди же, — терпеливо сказал отец, — она еще не полная… Раз ты хочешь быть 
лошадкой, подожди, пока тележка наполнится.
     Дезире затопала ногами, изображая норовистую лошадь; затем, не в силах будучи устоять 
на месте, она побежала с громким смехом. Тачка подпрыгивала, разбрасывая песок. Обежав 
вокруг сада, Дезире вернулась, крича:
     — Насыпь! Насыпь еще раз!
     Муре снова наполнил тележку, аккуратно набирая песок лопаткой. Марта смотрела на эту 
сцену с террасы, взволнованная, расстроенная; эти открытые двери, этот мужчина, играющий с 
девочкой перед пустынным домом, — все это наводило на нее грусть, хотя она не отдавала себе 
ясного отчета в том, что происходило в ней. Входя в дом, чтобы переодеться, она услышала, 
как Роза, тоже вернувшаяся домой, произнесла, стоя на крыльце:
     — Господи, до чего же барин глуп!
     По выражению приятелей, мелких рантье, с которыми Муре ежедневно встречался на 
бульваре Север, он «свихнулся». За несколько месяцев он поседел, ноги у него дрожали, и он 
уже не был прежним язвительным насмешником, которого боялся весь город. Одно время его 
знакомые подозревали, что он запутался в каких-то рискованных спекуляциях и не может 
оправиться после крупной денежной потери.
     Г-жа Палок, опершись на подоконник в своей столовой, окна которой выходили на улицу 
Баланд, всякий раз, завидев Муре, говорила, что «дело его плохо». А если несколько минут 
спустя по улице проходил аббат Фожа, она с удовольствием восклицала, особенно, если у нее в 
это время сидели гости:
     — Посмотрите-ка на нашего кюре: вот кто жиреет!.. Если бы он ел из одной тарелки с 
Муре, можно было бы подумать, что тому достаются одни только кости.
     Она смеялась, а вместе с ней и другие. Аббат Фожа, действительно, становился 
великолепен — всегда в черных перчатках и в блестящей сутане. У него появлялась какая-то 
особенная улыбка — ироническая складка губ, когда г-жа де Кондамен делала ему 
комплименты по поводу его прекрасного вида. Дамы хотели, чтобы он был нарядным, одевался 
богато, изысканно. Он же думал только об одном — о жестокой драке на кулаках, с 
засученными рукавами и без всяких нарядов. Но как только он переставал обращать внимание 
на свою внешность, достаточно было малейшего замечания старухи Ругон, чтобы он тотчас же 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.