Случайный афоризм
В истинном писательском призвании совершенно нет тех качеств, какие ему приписывают дешевые скептики, - ни ложного пафоса, ни напыщенного сознания писателем своей исключительной роли. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     — Что, собственно, вы хотите этим сказать? Объяснитесь, дорогой Фожа. Я отлично знаю, 
что в Париже на меня косятся со времени избрания маркиза де Лагрифуля. Но, очевидно, меня 
там мало знают, если думают, что я каким-то образом причастен к этому делу; я и двух раз в 
месяц не выхожу из этого кабинета… Итак, по-вашему, меня обвиняют в том, что я 
содействовал избранию маркиза де Лагрифуля?
     — Боюсь, что так, — резко сказал священник.
     — Но ведь это нелепо! Я никогда не совался в политику, я живу среди милых моему 
сердцу книг. Все это дело рук Фениля. Я двадцать раз говорил ему, что он в конце концов 
надглает мне хлопот в Париже.
     Он умолк, слегка покраснев от того, что у него вырвались эти последние слова. Аббат 
Фожа снова уселся перед ним и глухим голосом произнес:
     — Монсиньор, вы только что осудили сами вашего старшего викария… Я ничего другого 
вам не сказал. Перестаньте быть заодно с ним, иначе вы наживете себе крупные неприятности. 
Верите вы или нет, но у меня есть в Париже друзья. До меня дошли сведения, что избрание 
маркиза де Лагрифуля сильно восстановило против вас правительство. Основательно или нет, 
но вас считают главным виновником оппозиционных настроений, проявившихся в Плассане, а 
именно здесь министру, по особым соображениям, очень желательно получить большинство. 
Если на будущих выборах снова пройдет кандидат легитимистов, это будет в высшей степени 
прискорбно, и я боюсь, как бы это не нарушило вашего спокойствия…
     — Но это ужасно! — вскричал несчастный епископ, беспокойно двигаясь в кресле. — Не 
могу же я воспрепятствовать избранию кандидата легитимистов! Разве я пользуюсь хотя бы 
малейшим влиянием, разве я когда-нибудь вмешивался в эти дела?.. Знаете ли, бывают дни, 
когда у меня является желание запрятаться в монастырь. Я бы взял с собой мою библиотеку и 
преспокойно жил там… Фенилю, вот кому следовало бы быть на моем месте. Если бы я во всем 
слушался Фениля, я бы давно перестал считаться с правительством, подчинялся бы только 
Риму и махнул рукой на Париж. Но это не в моем характере, я хочу умереть спокойно… Значит, 
вы говорите, что министр на меня очень сердится?
     Священник не отвечал; две складки, образовавшиеся по уголкам его рта, придавали его 
лицу выражение немого презрения.
     — Боже мой, — продолжал епископ, — если бы я хоть был убежден, что, назначив вас 
кюре церкви святого Сатюрнена, я сделаю министру приятное, я бы уж постарался это 
устроить!.. Только уверяю вас, вы ошибаетесь: вас не очень там уважают.
     Аббат Фожа сделал резкое движение. Он наконец не вытерпел и раздраженно заговорил:
     — Вы, наверно, забыли, что обо мне распускают гнусные слухи и что я приехал сюда в 
рваной сутане. Когда человека с такой скверной репутацией, как у меня, посылают на 
какой-нибудь опасный пост, от него отрекаются до первой победы… Помогите мне выплыть, 
монсиньор, и вы увидите, что у меня есть в Париже друзья.
     Так как епископ, пораженный этой фигурой энергичного авантюриста, внезапно 
представшей перед ним, молча продолжал его рассматривать, аббат снова стал гибким; он 
продолжал:
     — Это только предположения; я хочу сказать, что мне надо еще немало потрудиться, 
чтобы получить оправдание. Мои друзья ждут, пока мое положение окончательно упрочится, 
чтобы вас отблагодарить.
     Епископ Русело помолчал еще с минуту. Это был человек с тонким чутьем, изучивший 
человеческие пороки по книгам. Он сознавал свою бесхарактерность и несколько стыдился ее, 
но утешал себя тем, что ценил людей настолько, насколько они в действительности того 
стоили. В жизни этого просвещенного эпикурейца бывали моменты, когда он в душе жестоко 
насмехался над окружавшими его честолюбцами, оспаривавшими друг у друга крохи 
принадлежавшей ему власти.
     — Однако вы человек настойчивый, дорогой Фожа. Ну что ж, раз я дал слово, я его 
сдержу… Должен признаться, что каких-нибудь полгода тому назад я бы боялся, что это 
восстановит против меня весь Плассан; но вы сумели заставить полюбить себя, и наши дамы 
отзываются о вас с большой похвалой. Отдавая вам приход святого Сатюрнена, я лишь воздаю 
вам должное за Приют пресвятой девы.
     К епископу вновь вернулась его игривая любезность, его изящные манеры 
очаровательного прелата. Но тут приоткрылась дверь, и в ней показалась красивая голова 
Сюрена.
     — Нет, дитя мое, — сказал епископ, — я не буду диктовать вам этого письма… Вы мне 
больше не нужны. Можете удалиться.
     — Пришел аббат Фениль, — тихо произнес молодой священник.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.