Случайный афоризм
Посулы авторов - то же, что обеты влюбленных. Бенджамин Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Однако, подходя к дверям кюре Компана, он прошептал:
     — Скажите ему, что мы только что встретили Фениля, который с нами раскланялся. Это 
доставит ему удовольствие… Он решит, что мне дадут должность кюре.
     Они вошли молча. Им отворила сестра умирающего. Увидев обоих священников, она 
зарыдала и сквозь слезы выговорила:
     — Все кончено. Он только что умер у меня на руках… Я была одна. Он посмотрел вокруг 
себя и прошептал: «Я как будто зачумленный, все меня покинули…» Ах, друзья мои, он умер с 
глазами, полными слез.
     Они вошли в маленькую комнатку, где кюре Компан, голова которого покоилась на 
подушке, казалось, спал. Глаза его были открыты, и по щекам его бледного страдальческого 
лица еще струились слезы. Аббат Бурет с громким плачем упал на колени и зашептал молитвы, 
припав лбом к свесившемуся одеялу. Аббат Фожа стоял и смотрел на усопшего. Затем, 
преклонив на миг колени, он тихо вышел. Аббат Бурет, поглощенный своей скорбью, даже не 
слышал, как за ним затворилась дверь.
     Аббат Фожа направился прямо в епископский дом. В приемной епископа Русело он 
встретил аббата Сюрена, шедшего с кипой бумаг.
     — Вы желаете видеть монсиньора? — спросил он, как всегда улыбаясь. — Вы неудачно 
попали. Монсиньор так занят, что не велел никого принимать.
     — Я по неотложному делу, — спокойно ответил аббат Фожа. — Нельзя ли все-таки ему 
сообщить, дать знать, что я здесь? Если нужно, я подожду.
     — Боюсь, что это бесполезно. У монсиньора уже сидит несколько человек. Приходите 
завтра, это будет лучше.
     Аббат все же взялся за стул; но в эту минуту епископ отворил дверь своего кабинета. 
Казалось, ему было неприятно видеть посетителя, и он притворился, что даже не сразу узнал 
его.
     — Дитя мое, — сказал он Сюрену, — когда вы разберете эти бумаги, приходите сейчас же 
назад; мне надо продиктовать вам письмо.
     Затем, обратившись к священнику, почтительно стоявшему, он сказал:
     — Ах, это вы, господин Фожа? Очень рад вас видеть… Вы, может быть, хотели мне 
что-то рассказать? Заходите в мой кабинет, заходите; для вас у меня всегда найдется время.
     Кабинет епископа Русело представлял собой огромную, немного мрачную комнату, где 
постоянно, как зимой, так и летом, в камине пылал огонь. Ковер и тяжелые шторы еще 
усиливали духоту. При входе туда казалось, что погружаешься в теплую ванну. Здесь, словно 
удалившаяся от света неутешная вдова, страшась холода и шума, зябко утопая в мягком кресле 
и возложив все дела по епархии на аббата Фениля, проводил епископ все дни. Он обожал 
античную литературу. Рассказывали, что тайком он переводит Горация; маленькие 
стихотворения греческой антологии приводили его в неменьший восторг, и порой у него 
вырывались фривольные цитаты, которыми он наслаждался с наивностью эрудита, чуждого 
пошлой стыдливости толпы.
     — Как видите, я один, — сказал он, усаживаясь у камина, — но мне что-то нездоровится, 
и я велел никого не принимать. Расскажите, в чем дело, я к вашим услугам.
     В его обычной любезности чувствовалась какая-то смутная тревога, какая-то покорность 
судьбе. Когда аббат Фожа сообщил ему о смерти кюре Компана, он вскочил, испуганный и 
рассерженный.
     — Как! — вскричал он. — Наш славный Компан умер, и я даже с ним не простился!.. 
Никто меня не предупредил!.. Да, мой друг, вы были правы, когда говорили, что я здесь больше 
не хозяин, что все кругом злоупотребляют моей добротой.
     — Монсиньор, — заметил аббат Фожа, — вам известно, как я предан вам; я жду только 
вашего слова.
     Епископ кивнул головой и сказал:
     — Да, да, я помню то, что вы мне предлагали; у вас прекрасное сердце. Но вы себе 
представляете, какой подымется шум, если я порву с Фенилем! У меня целую неделю будет 
трещать в ушах. И все-таки, если бы я был уверен, что вы сразу избавите меня от его особы, и 
не боялся, что через неделю он явится снова и схватит меня за горло, я конечно…
     Аббат Фожа не мог скрыть улыбки. На глазах у епископа выступили слезы.
     — Я боюсь, это правда, — продолжал он, снова опускаясь в кресло. — Вот до чего меня 
довели. Это он, негодяй, уморил Компана и скрыл от меня, что старик при смерти, не дав мне 
возможности закрыть бедняге глаза; он способен на самые ужасные вещи… Но, видите ли, я 
хочу иметь покой. Фениль — человек очень деятельный, и он бывает мне чрезвычайно полезен 
в епархии. Когда меня не станет, возможно, тут заведутся лучшие порядки…

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.