Случайный афоризм
Стихи - это чувства, переведённые в эквиваленты букв. Неизвестный автор
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1681 году скончался(-лась) Педро Кальдерон


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

стерегущие добычу. Бьюсь об заклад — если бы они не боялись аббата, они по ночам вылезали 
бы из окна, чтобы воровать мои груши… Вытри глаза, милая моя; поверь мне, что наши ссоры 
— для них только удовольствие. Если наш мальчик уехал из-за них, то все же не следует им 
показывать, какое горе нам обоим причинил его отъезд.
     Голос его становился все более растроганным; казалось, вот-вот он разрыдается. Марта, 
убитая печалью, растроганная до глубины сердца, готова была броситься ему на шею. Но 
боязнь, что их увидят, встала преградой между ними. И они разошлись в разные стороны, 
между тем как в щелке между двумя занавесками продолжали злобно поблескивать глаза 
Олимпии.
     
XI
     
     Однажды утром в дом Муре явился аббат Бурет с очень расстроенным видом. Заметив на 
крыльце Марту, он подошел к ней и, пожав ей руку, пробормотал:
     — Наш бедный Кемпан… кончено… он умирает. Я подымусь наверх, мне необходимо 
сейчас же видеть аббата Фожа.
     И когда Марта указала ему на священника, который, по своему обыкновению, 
прогуливался по саду с требником в руке, Бурет побежал к нему, переваливаясь на своих 
коротеньких ножках. Он хотел заговорить, сообщить ему грустную новость, но от скорби голос 
у него пресекся, и он с громким рыданием бросился к аббату Фожа на грудь.
     — Что с ними такое стряслось, с этими аббатами? — спросил Муре, поспешно выходя из 
столовой.
     — Кажется, кюре церкви святого Сатюрнена умирает, — ответила Марта, сильно 
взволнованная.
     Лицо Муре выразило изумление.
     — Подумаешь! — проговорил он себе под нос, направляясь обратно в столовую. — Аббат 
Бурет завтра же утешится, если его назначат кюре на место Компана… Он давно уже 
рассчитывает на эту должность, — он сам мне говорил.
     Между тем аббат Фожа высвободился из объятий старого священника. С серьезным видом 
выслушав печальную весть, он спокойно закрыл свой требник.
     — Компан хочет вас видеть, — сказал, запинаясь, аббат Бурет. — Он вряд ли дотянет до 
полудня… Ах, какой это был верный друг! Мы с ним вместе учились… Он хочет проститься с 
вами. Всю ночь он повторял, что только вы один во всей епархии обладаете мужеством. Уж 
больше года как он болеет, за это время ни один плассанский священник не решился его 
навестить. А вы, который так мало его знаете, заходили к нему каждую неделю и подолгу 
сидели у него. Он только что со слезами на глазах говорил мне о вас… Поспешите же, мой 
друг.
     Аббат Фожа зашел к себе в комнату, между тем как аббат Бурет, преисполненный горя и 
нетерпения, ходил взад и вперед по прихожей. Наконец, примерно через четверть часа, они 
двинулись в путь. Старый священник заковылял по мостовой, отирая себе лоб и бормоча 
какие-то бессвязные фразы.
     — Он мог умереть без молитвы, как собака, если бы его сестра не пришла предупредить 
меня вчера, около одиннадцати часов вечера. Она хорошо сделала, эта добрая девушка… Он 
боялся повредить кому-нибудь из нас и мог умереть без причастия… Да, мой друг, он мог 
умереть один в своем углу, покинутый всеми, он, у которого был такой светлый ум и который 
жил только для блага других.
     Бурет замолчал; затем изменившимся голосом заговорил снова:
     — Вы думаете, Фениль мне это простит? Нет, никогда, не правда ли? Когда Компан 
увидел, что я пришел со святыми дарами, он не захотел причащаться, стал кричать, чтобы я 
ушел. Но дело сделано! Я никогда не буду кюре. Но я не жалею. Не мог же я дать умереть 
Компану, как собаке… Тридцать лет он вел войну с Фенилем. Когда он слег, он сказал мне: 
«Да, Фениль победил, и теперь, когда я свалился, он меня доконает»… Бедный Компан! Я 
помню его таким гордым, таким энергичным в бытность его кюре этого прихода… Эзеб, 
маленький певчий, которого я взял с собой, чтобы он звонил в колокольчик во время несения 
святых даров, прямо испугался, когда увидел, куда я его веду; при каждом звуке колокольчика 
он оглядывался, как будто боялся, как бы его не услышал Фениль.
     Аббат Фожа шел быстро, опустив голову с озабоченным видом, и хранил молчание; 
казалось, он не слушал своего спутника.
     — А епископу дали знать? — вдруг спросил он.
     Но теперь уже аббат Бурет погрузился в какие-то размышления; он ничего не ответил. 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.