Случайный афоризм
Писатель, если он хорошо трудится, невольно воспитывает многих своих читателей. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

становился недосягаемым, подобно божеству, к стопам которого она повергала свою душу.
     Теперь главное занятие Марты состояло в посещении церковных служб и выполнении 
религиозных обрядов. Она хорошо чувствовала себя под широкими сводами церкви св. 
Сатюрнена; там она еще полнее ощущала тот чисто физический покой, которого искала. Когда 
она была в церкви, она забывала все; это было словно огромное окно, открытое в иную жизнь, 
жизнь свободную, беспредельную, исполненную волнений, которые захватывали ее всю — 
удовлетворяли ее. Но она еще боялась церкви. Она приходила туда с тревожной 
застенчивостью, с чувством стыда, заставлявшим ее инстинктивно оглядываться, когда она 
отворяла дверь, чтобы убедиться, не подсматривает ли кто-нибудь, как она входит. А затем она 
уже теряла власть над собой, все как-то смягчалось, даже тягучий голос аббата Бурета, 
который, кончив ее исповедовать, иногда еще несколько минут заставлял ее стоять на коленях, 
рассказывая ей об обедах у г-жи Растуаль или о последнем вечере у Ругонов.
     Марта часто возвращалась домой подавленная. Вера обессиливала ее. Роза забрала всю 
власть в доме. Она грубила Муре, распекала его за то, что он занашивает белье, подавала ему 
обед, когда сама находила нужным. Она вздумала даже позаботиться о спасении его души.
     — Ваша жена поступает правильно, что ведет себя как настоящая христианка. А вам, 
сударь, плохо придется на том свете; и поделом, потому что вы не добрый человек, нет, нет, не 
добрый!.. Вы бы сходили вместе с ней к обедне в будущее воскресенье.
     Муре пожимал плечами. Он приходил в отчаяние и иногда начинал сам приводить все в 
порядок — брал метлу и подметал столовую, когда ему казалось, что в ней слишком уж грязно. 
Но гораздо больше тревожила его участь детей. Во время каникул — так как матери большей 
частью не бывало дома — Дезире и Октав, снова не выдержавший экзамена на степень 
бакалавра, переворачивали в доме все вверх дном; Серж, который был болен и лежал в постели, 
читал целыми днями, не выходя из своей комнаты. Он сделался любимцем аббата Фожа, 
который снабжал его книгами. Муре провел два мучительных месяца, ломая себе голову, как 
ему управлять этим маленьким мирком; больше всего его приводил в отчаяние Октав. Не 
дожидаясь начала учебного года, Муре решил не отдавать больше сына в коллеж, а поместить 
его в один из торговых домов в Марселе.
     — Раз ты не желаешь больше заботиться о них, — сказал он Марте, — то надо их 
как-нибудь пристроить… У меня больше не хватает сил, и я предпочитаю спровадить их 
куда-нибудь. Если тебе это неприятно, пеняй на себя!.. Октав стал прямо невыносим. Никогда 
ему не быть бакалавром. Пусть лучше сразу же научится зарабатывать себе на жизнь, вместо 
того чтобы слоняться по улицам с другими бездельниками. Куда ни загляни, всюду его 
встречаешь.
     Марту это сильно взволновало; услышав, что ее хотят разлучить с одним из ее детей, она 
словно пробудилась от сна. Ей удалось добиться того, что отъезд был отложен на неделю. Она 
стала больше сидеть дома, возобновила свою былую деятельность. Но затем она впала в 
прежнюю расслабленность; и в тот день, когда Октав, обнимая ее, заявил, что вечером уезжает 
в Марсель, ей было все настолько безразлично, что она приняла это известие бесстрастно и 
ограничилась тем, что дала ему несколько напутственных советов.
     Когда Муре, проводив сына, вернулся с вокзала домой, у него было очень тяжело на душе. 
Он стал искать жену и нашел ее плачущей в задней аллее. Тут он высказал все, что у него 
накипело на душе.
     — Ну вот, одним меньше! — вскричал он. — Ты должна быть довольна этим. Теперь ты 
можешь шататься по церквам сколько угодно… Не беспокойся, остальные двое тоже не 
засидятся дома. Я пока оставлю при себе Сержа, потому что он у нас тихоня и к тому же 
слишком молод, чтобы поступить на юридический факультет; но если он тебе мешает, только 
скажи — я сейчас же избавлю тебя и от него… А что касается Дезире, то я отправлю ее к 
кормилице.
     Марта продолжала тихо плакать.
     — А ты что думала? Одно из двух: или сидеть дома, или целый день где-то бегать. Ты 
выбрала второе, и дети для тебя больше не существуют, — ну что ж, это вполне логично… 
Кроме того, сама понимаешь, теперь надо очистить место для всего этого сброда, который тут у 
нас живет. Ведь дом наш становится уже тесен. Хорошо еще, если нас самих из него не 
вышвырнут.
     Он поднял голову и посмотрел на окна третьего этажа, затем продолжал, понизив голос:
     — Не плачь же, как дура; на тебя смотрят. Разве ты не видишь этой пары глаз между 
красными занавесками? Это глаза сестрицы твоего аббата, они мне хорошо знакомы. В любой 
час дня они торчат на своем месте! Сам аббат, может быть, и не плохой человек, но уж эта 
парочка Трушей!.. Вижу, как они сидят там, притаившись за занавесками, словно волки, 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.