Случайный афоризм
Поэтами рождаются, ораторами становятся. Марк Туллий Цицерон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

помещавшейся во втором этаже Приюта пресвятой девы. Жалованья ему назначили полторы 
тысячи франков в год.
     — Вот видишь, какие они спокойные люди, — сказала Марта мужу спустя несколько 
дней.
     И в самом деле, чета Труш причиняла так же мало беспокойства, как аббат с матерью. 
Правда, Роза уверяла, что она раза два или три слышала, как мать и дочь ссорились между 
собой; но тотчас же раздавался суровый голос аббата Фожа, и ссоры мигом прекращались. 
Труш каждый день выходил из дому пунктуально без четверти десять и возвращался четверть 
пятого; по вечерам он всегда сидел дома. Олимпия изредка отправлялась с матерью за 
покупками; никто не видел, чтобы она хоть раз вышла из дому одна.
     Окно комнаты, служившей Трушам спальней, выходило в сад; оно было последним 
справа, против деревьев супрефектуры. Закрывавшие его широкие занавески из красного 
коленкора с желтой каймой резким пятном выделялись на фасаде рядом с белыми занавесками 
аббата Фожа. Окно Трушей постоянно было закрыто. Однажды вечером, когда аббат Фожа со 
своей матерью сидели на террасе в обществе супругов Муре, сверху послышался легкий 
приглушенный кашель. Аббат быстро, с сердитым видом поднял голову и увидел тень Олимпии 
и ее мужа, которые, высунувшись из окна, облокотились на подоконник и не двигались с места. 
Прервав разговор, который он вел с Мартой, аббат на минуту замер с запрокинутой вверх 
головой. Труши исчезли. Послышался глухой скрип оконной задвижки.
     — Матушка, — сказал аббат, — ты бы пошла наверх; я боюсь, как бы ты не простудилась.
     Старуха Фожа, пожелав всем спокойной ночи, ушла. Когда она удалилась. Марта 
возобновила прерванную беседу, приветливо, по обыкновению, спросив:
     — Разве вашей сестрице стало хуже? Уже больше недели, как я ее не вижу.
     — Ей необходим полный покой, — сухо ответил аббат.
     — Она напрасно сидит взаперти; свежий воздух ей был бы полезен, — участливо 
продолжала Марта. — Хотя уже октябрь месяц, но вечера еще совсем теплые… Почему бы ей 
не спуститься в сад? Ведь она ни разу еще там не была. Вы ведь знаете, что наш сад в полном 
вашем распоряжении.
     Он извинился, пробормотав что-то невнятное, между тем как Муре, чтобы окончательно 
его смутить, старался превзойти свою жену в любезности:
     — Вот-вот! Это самое и я говорил сегодня утром. Сестрица господина аббата могла бы 
приходить сюда днем пошить на солнышке, вместо того чтобы сидеть замурованной у себя там, 
наверху. Можно подумать, что она не смеет даже подойти к окну. Уж не боится ли она нас? 
Ведь мы не такие страшные… Точно так же и господин Труш: он вихрем взлетает по лестнице, 
перепрыгивая через ступеньки. Передайте им, чтобы они как-нибудь вечерком спустились к 
нам. Они там, наверно, до смерти скучают одни в своей комнате.
     Аббат в тот вечер как раз не был расположен выслушивать шуточки своего хозяина. В 
упор посмотрев на него, он отрезал:
     — Весьма вам благодарен, но не думаю, чтобы они воспользовались вашим 
приглашением. Они очень устают за день и ложатся спать пораньше. По правде сказать, это 
лучшее, что они могут сделать.
     — Как им будет угодно, господин аббат, — ответил Муре, задетый резким тоном 
священника.
     — Вот еще! — воскликнул он, оставшись наедине с Мартой. — Пусть он не думает, этот 
поп, что мне так легко втереть очки! Ясное дело, он боится, как бы эта шантрапа, которую он у 
себя приютил, не подстроила ему какой-нибудь каверзы… Видела ты сегодня вечером, какую 
он напустил на себя строгость, когда заметил их у окна? Они за нами подсматривали. Все это к 
добру не приведет.
     Марта блаженствовала. Брюзжание Муре не доходило больше до нее. Появившееся у нее 
чувство веры доставляло ей невыразимое наслаждение; тихо, постепенно отдавалась она во 
власть нахлынувшего на нее чувства; это ощущение убаюкивало ее, усыпляло. Аббат Фожа все 
еще избегал с ней разговоров на религиозные темы; он по-прежнему оставался ее другом, 
привлекал ее к себе только своей серьезностью, еле уловимым запахом ладана, исходившим от 
его сутаны. Два-три раза, оставшись с ним наедине, она вдруг разражалась судорожными 
рыданиями, сама не зная почему, но находя некую отраду в этих слезах. И каждый раз, стоило 
ему только молча взять ее руки в свои, как она успокаивалась, покоренная его спокойным и 
властным взглядом. Когда она пыталась рассказать ему о своих беспричинных печалях, о своих 
тайных радостях, о своей потребности в духовном руководстве, он с улыбкой прерывал ее, 
ссылаясь на то, что эти вещи не касаются его, что о них следует рассказать аббату Бурету. 
Тогда она, вся трепещущая, стала таить это про себя. А он поднимался все больше в ее глазах, 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.