Случайный афоризм
Писатель скорее призван знать, чем судить. Уильям Сомерсет Моэм
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Разговор круто оборвался. Священник промолчал, устремив свой взор вдаль. Марта 
решила, что он обиделся, и грубая выходка мужа причинила ей боль. Спустя минуту, не в силах 
более выносить это тягостное молчание, она, не зная, как лучше возобновить разговор, сказала 
просто:
     — Значит, решено. Роза поможет вашей матушке убрать эти комнаты… Мой муж 
заботился только о вашем личном удобстве; но раз вы сами этого желаете, мы уж во всяком 
случае не станем препятствовать вам распоряжаться вашими комнатами, как вы найдете 
нужным.
     Оставшись наедине с женой, Муре дал волю своему раздражению:
     — Я просто тебя не понимаю. Когда я сдавал аббату комнаты, ты сердилась, ты никого не 
хотела пускать к себе в дом, а теперь вздумай аббат поселить у нас хоть всю свою родню, всю 
эту шваль, вплоть до троюродных братьев, ты только ему спасибо скажешь… Кажется, я 
достаточно дергал тебя за платье. Неужели ты не чувствовала? Ведь можно было понять, что я 
не желаю пускать к себе эту парочку… Они непорядочные люди.
     — Откуда это тебе известно? — вскричала Марта, которую такая несправедливость 
вывела из себя. — Кто это тебе сказал?
     — Сам аббат Фожа… Да, да, я собственными ушами слышал, как он говорил это своей 
матери.
     Марта пристально на него посмотрела. Он чуть покраснел и пробормотал:
     — Словом, я знаю, и все туг… Сестра его — бессердечная тварь, а муженек — просто 
негодяй. Напрасно ты напускаешь на себя вид оскорбленной королевы: это их собственные 
слова, я ничего не придумал. Ты теперь понимаешь, что я не желаю иметь у себя в доме всю эту 
свору? Сама старуха и слышать не хочет о своей дочери. А теперь аббат запел по-другому. Не 
понимаю, что его заставило изменить свое мнение. Должно быть, опять затевает какую-нибудь 
пакость. Наверно, они ему нужны.
     Марта пожала плечами и предоставила мужу ворчать, сколько ему угодно. Он приказал 
Розе не убирать этих комнат; но Роза теперь слушалась только своей хозяйки. В продолжение 
пяти дней гнев его выражался в язвительных насмешках и гневных упреках. Однако в 
присутствии аббата он лишь дулся, не решаясь открыто выразить ему свое неудовольствие. 
Затем, по обыкновению, он нашел на чем успокоиться. Об ожидаемых жильцах он стал 
отзываться не иначе, как с насмешками. Он еще туже затянул свой кошелек, сделался еще 
нелюдимее и окончательно погряз в кругу своих эгоистических интересов. Когда в один 
октябрьский вечер явились супруги Труш, он ограничился только кратким замечанием по их 
адресу:
     — Чорт возьми, какой у них подозрительный вид! Что за богомерзкие рожи!
     Аббату Фожа, по-видимому, не очень-то хотелось показывать свою сестру и зятя в самый 
день их приезда. Мать поджидала их на пороге у входных дверей. Как только она заметила, что 
они с площади Супрефектуры повернули к дому, она сразу же насторожилась и стала в 
беспокойстве поглядывать на прихожую и на кухню. Но ей не повезло. В ту самую минуту, 
когда Труши уже входили, Марта, собиравшаяся куда-то отправиться по делам, вышла из сада в 
сопровождении детей.
     — Ну вот, и вся семья в сборе, — с приветливой улыбкой произнесла она.
     Старуха Фожа, обычно так хорошо владевшая собой, немного смутилась и произнесла 
что-то невнятное. Несколько мгновений они стояли так, лицом к лицу, в прихожей, молча 
разглядывая друг друга. Муре быстро взбежал по ступенькам террасы. Роза стояла, как столб, 
на пороге кухни.
     — Вы, должно быть, теперь вполне счастливы? — заговорила Марта, обращаясь к старухе 
Фожа.
     Затем, видя общее замешательство, от которого у всех точно язык отнялся, она, желая 
любезнее встретить вновь прибывших, прибавила, обращаясь к Трушу:
     — Вы, наверно, приехали с пятичасовым поездом?.. Сколько из Безансона сюда езды?
     — Семнадцать часов по железной дороге, — ответил Труш, открывая беззубый рот. — В 
третьем классе, могу вас уверить, поездка не из легких… Все кишки растрясло.
     Он засмеялся, странно похрустывая челюстями. Старуха Фожа бросила на него свирепый 
взгляд. Тогда он машинально принялся подкручивать готовую отлететь пуговицу на своем 
засаленном пиджаке, выдвигая вперед две шляпные картонки, которые он держал в руке, одну 
желтую, другую зеленую, очевидно, для того, чтобы прикрыть ими пятна на своих брюках. Из 
горла у него непрерывно вырывалось какое-то клокотанье, а красная шея была повязана 
похожим на скомканную тряпку черным галстуком, из-под которого выглядывал кончик 
грязной рубашки. На его морщинистом лице, от которого так и несло пороком, сверкали черные 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.