Случайный афоризм
Вся великая литература и искусство - пропаганда. Джордж Бернард Шоу
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

помешаем вам обедать.
     — Ну что ж, — сказал Муре, уже успевший проголодаться, — Роза проводит вас наверх. 
Если вам что понадобится, спросите у нее. Располагайтесь там по своему усмотрению.
     Аббат Фожа, поклонившись, уже направился к лестнице, но в это мгновение Марта 
подошла к мужу и тихо проговорила:
     — Милый мой, ты, наверно, забыл…
     — Что такое? — спросил он, заметив, что она чего-то не договаривает.
     — Там фрукты.
     — Ах, чорт возьми! В самом деле, фрукты… — растерянно произнес он.
     Почувствовав на себе вопросительный взгляд аббата, который, услышав их разговор, 
задержался на пороге, Муре, обратившись к нему, проговорил:
     — Поверьте, сударь, нам крайне досадно. Аббат Бурет поистине достойный человек, но 
очень жаль, что вы это дело поручили именно ему… У него ни на грош нет смекалки в голове… 
Будь мы предупреждены, мы бы заранее все приготовили. А вместо этого нам придется сейчас 
заняться уборкой помещения… Видите ли, мы превратили эти комнаты в кладовые. Там на 
полу сложен весь наш годовой запас фруктов — винные ягоды, яблоки, виноград…
     Аббат слушал его с изумлением, которого он не в состоянии был скрыть, несмотря на всю 
свою учтивость.
     — Это дело нетрудное, — продолжал Муре. — В десять минут, если вы потрудитесь 
обождать, Роза освободит ваши комнаты.
     Сильное беспокойство все более отражалось на землистом лице аббата.
     — Но квартира, надеюсь, меблированная, не так ли? — спросил он.
     — Вовсе нет, там нет ни одного стула; мы там никогда не жили.
     Тогда спокойствие совершенно покинуло священника; в его серых глазах загорелся 
огонек.
     — Как! — со сдержанным гневом вскричал он. — Я совершенно ясно просил в своем 
письме снять для меня меблированную квартиру. Не мог же я, в самом деле, привезти мебель в 
своем сундучке.
     — А я что вам говорил? — еще громче закричал Муре. — Этот Бурет просто невозможен! 
Он сам, сударь, приходил сюда, конечно, видел яблоки, потому что одно взял даже в руку и 
сказал, что ему редко когда попадались такие прекрасные яблоки. Он заявил, что комнаты, по 
его мнению, вполне подходящие и что он их снимает.
     Аббат Фожа больше не слушал; гнев волной прихлынул к его щекам. Он обернулся и 
убитым голосом пробормотал:
     — Матушка, вы слышите? В комнате-то нет мебели.
     Старуха, закутанная в плохонькую черную шаль, украдкой успела осмотреть нижний 
этаж, обежав его мелкими воровскими шажками, не выпуская корзинки из рук. Добравшись до 
самой кухни, она все там внимательно осмотрела, затем, вернувшись на крыльцо, медленным 
взглядом окинула сад. Но больше всего ее интересовала столовая; снова приблизившись к 
накрытому столу, она смотрела на подымавшийся из суповой миски пар. Ее сын повторил:
     — Слышите, матушка? Придется пойти в гостиницу.
     Она молча подняла голову; ее лицо выражало явное нежелание покинуть этот дом, с 
которым она уже успела ознакомиться вплоть до самых его закоулков. Слегка пожав плечами, 
она продолжала перебегать взглядом с кухни на сад и с сада на столовую.
     Между тем Муре начал терять терпение. Видя, что ни мать, ни сын не собираются 
уходить, он проговорил:
     — К сожалению, у нас нет лишних кроватей… Правда, на чердаке есть складная кровать, 
на которой вы, сударыня, могли бы как-нибудь переночевать; но я прямо не представляю себе, 
как устроить на ночь господина аббата.
     Тогда наконец старуха Фожа раскрыла рот.
     — Мой сын ляжет на складной кровати, — проговорила она отрывистым, слегка хриплым 
голосом, — а мне бы только тюфяк; я лягу где-нибудь в уголке, на полу.
     Аббат кивком головы одобрил ее предложение. Муре хотел было возразить, придумать 
что-нибудь более подходящее; но, уловив на лице своих новых жильцов полное 
удовлетворение, он лишь обменялся с женой удивленным взглядом и замолчал.
     — Утро вечера мудренее, — сказал он со свойственным ему оттенком буржуазной 
шутливости. — А завтра вы устроитесь с мебелью, как пожелаете. Роза сейчас уберет фрукты и 
приготовит вам постели. А пока что посидите минутку на террасе. Ну, дети, принесите скорей 
стулья.
     С той самой минуты, как появился священник со своей матерью, дети продолжали 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.