Случайный афоризм
Чем больше человек пишет, тем больше он может написать. Уильям Хэзлитт (Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Все поднялись с мест. Но тут Дезире, все время сидевшая спокойно и безучастно, заметив, 
что все зашевелились вокруг нее, вдруг снова вспомнила о своем горе. Она бросилась на шею к 
отцу и жалобно пролепетала:
     — Папа, у меня улетела птичка.
     — Птичка, моя дорогая? Мы ее поймаем.
     Он обнял ее и стал нежно успокаивать. Ему тоже пришлось пойти посмотреть на клетку. 
Когда он вернулся с дочерью, Марта с обоими мальчиками уже сидела в столовой. Лучи 
заходящего солнца, вливавшиеся в окно, весело играли на фарфоровых тарелках, на детских 
бокальчиках и на белой скатерти. В комнате, отсвечивавшей зеленью сада, было тепло и уютно.
     В то время как Марта, умиротворенная этим безмятежным спокойствием, улыбаясь, 
снимала крышку с суповой миски, из коридора донесся шум. Вбежала Роза и растерянно 
пробормотала:
     — Пришел господин аббат Фожа.
     
II
     
     Муре досадливо поморщился. Он ожидал своего жильца никак не ранее, чем через день. 
Поспешно встал он из-за стола, но в то же мгновение в дверях из коридора показался аббат 
Фожа. Это был рослый, здоровый мужчина с квадратным черепом, крупными чертами и 
землистым цветом лица. Позади него, в тени, стояла пожилая женщина, поразительно на него 
похожая, но поменьше ростом и грубее на вид. Заметив накрытый стол, они смутились и 
скромно отступили назад, но не ушли. Высокая черная фигура священника траурным пятном 
выделялась на веселой белой краске стены.
     — Простите за беспокойство, — обратился священник к Муре. — Мы только что от 
аббата Бурета; он, вероятно, вас предупредил…
     — Ничего подобного! — воскликнул Муре. — Как это на него похоже: он всегда витает в 
облаках… Еще сегодня утром, сударь, он меня уверял, что вы прибудете никак не раньше, чем 
послезавтра… Ничего не поделаешь, надо будет вас поскорее устроить.
     Аббат Фожа стал извиняться. Говорил он плавно, и голос его звучал мягко. По его словам, 
он был действительно огорчен тем, что явился так некстати. Высказав немногословно и в 
весьма подходящих выражениях свое сожаление по этому поводу, он обернулся, чтобы 
заплатить носильщику, принесшему его сундучок. Своей крупной, правильной формы рукой он 
наполовину вытащил из кармана сутаны кошелек, так что присутствующим были видны лишь 
стальные его колечки; затем, наклонив голову, кончиками пальцев осторожно порылся в нем. 
Сунув носильщику какую-то монету так ловко, что никто не заметил, сколько он ему дал, он 
вежливо снова обратился к Муре:
     — Прошу вас, сударь, не прерывайте вашего обеда… Служанка покажет нам комнаты. 
Кстати, она поможет мне отнести это.
     Он уже наклонился, чтобы взяться за ручку сундука. Это был небольшой деревянный 
сундучок, окованный по углам и с боков полосками жести. Узенькая еловая дощечка, прибитая 
к одной из его сторон, указывала на то, что он уже подвергался починке. Муре удивленно искал 
глазами, где же остальные пожитки священника, но не увидел ничего, кроме большой корзинки, 
которую пожилая женщина держала обеими руками у живота и, несмотря на усталость, 
отказывалась поставить на пол. Из-под приподнятой крышки ее, среди свертков белья, 
выглядывал краешек гребенки, завернутой в бумагу, и горлышко плохо закупоренной бутылки.
     — Нет, нет, оставьте, — произнес Муре, слегка толкнув сундучок ногой. — Он, кажется, 
не очень тяжел; Роза снесет его одна.
     Вероятно, он сам не чувствовал, сколько скрытого презрения было в его словах. Пожилая 
женщина пристально посмотрела на него своими черными глазами. Но тотчас же взгляд ее 
снова обратился на столовую, на накрытый стол, который она пытливо рассматривала с той 
самой минуты, как вошла в комнату. Поджав губы, она переводила глаза с одного предмета на 
другой. Она не проронила ни одного слова. Аббат Фожа тем временем согласился выпустить из 
рук сундучок.
     В желтоватой солнечной пыли, проникавшей через дверь сада, его поношенная сутана 
казалась совсем рыжей; ее края были сплошь заштопаны; она была безукоризненной чистоты, 
но такая потертая, такая ветхая, что Марта, сидевшая все время за столом и со сдержанным 
беспокойством наблюдавшая эту сцену, тоже встала. Аббат, который до этого лишь мельком 
разок взглянул на нее и тотчас же отвел взгляд, заметил, что она поднялась с места, хотя, 
казалось, вовсе не смотрел на нее.
     — Пожалуйста, не беспокойтесь, — повторил он, — нам будет крайне неприятно, если мы 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.