Случайный афоризм
Односторонность в писателе доказывает односторонность ума, хотя, может быть, и глубокомысленного. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Марта незаметно улыбнулась. Ее радовало, что муж стал благожелательно относиться к 
жильцам. Розе было велено быть как можно услужливее. Ей разрешили в дождливые дни 
закупать провизию для старухи Фожа. Но та всячески отклоняла услуги кухарки. Все же в ней 
уже не замечалось прежней суровой нелюдимости. Однажды утром, встретив Марту, 
спускавшуюся с чердака, где хранились фрукты, она обменялась с ней несколькими словами и 
даже милостиво согласилась принять две предложенные ей великолепные груши. Эти груши 
положили начало более близким отношениям.
     Аббат Фожа, со своей стороны, уже не пробегал с такой поспешностью по лестнице. 
Сутана его, задевая о ступеньки, своим шелестом предупреждала о его приближении Муре, 
который теперь почти ежедневно поджидал своего жильца внизу на лестнице, чтобы иметь 
удовольствие, как он выражался, немного пройтись с ним по улице. Поблагодарив за 
маленькую любезность, оказанную его жене, Муре искусно пытался выведать у него, 
намеревается ли он в дальнейшем бывать у Ругонов. Аббат улыбнулся и без всякого смущения 
признался, что он не создан для светского общества. Муре был в полном восторге от его ответа, 
вообразив, что сыграл какую-то роль в решении t своего жильца. У него явилась мысль 
окончательно отвадить его от зеленой гостиной, сохранить его для себя одного. И потому, когда 
Марта вечером рассказала ему, что старуха Фожа согласилась взять две груши, он увидел в 
этом счастливое предзнаменование, благоприятствовавшее его намерениям.
     — Неужели они в самом деле не топят там у себя наверху в такие-то морозы? — спросил 
он как-то жену при Розе.
     — Легко сказать! — ответила Роза, поняв, что вопрос относится к ней. — Я ни разу не 
видала, чтобы им принесли хоть охапку дров. Разве что они жгут свои четыре стула, либо 
старуха Фожа таскает дрова в корзинке, вместе с провизией.
     — Напрасно вы, Роза, смеетесь, — вмешалась Марта. — У этих несчастных, наверно, зуб 
на зуб не попадает в таких огромных комнатах.
     — Еще бы! — отозвался Муре. — В эту ночь было десять градусов мороза. Побаиваются, 
как бы не пострадали оливковые деревья. У нас в резервуаре замерзла вода… Здесь-то не 
холодно: комната маленькая, недолго обогреть.
     Действительно, стены столовой были отлично проконопачены, так что в щели совершенно 
не дуло. Благодаря большой кафельной печи в комнате было тепло, как в бане. Зимой дети 
обыкновенно читали или играли вокруг стола, между тем как Муре каждый вечер, перед 
отходом ко сну, заставлял жену сыграть с ним партию в пикет, что было для нее истинной 
мукой. Она долго отказывалась брать карты в руки, уверяя, что совсем не умеет играть; но он 
научил ее игре в пикет, и ей волей-неволей пришлось уступить.
     — Знаешь что, — продолжал он, — надо бы пригласить Фожа и его мать провести с нами 
вечерок. Пусть, по крайней мере, хоть парочку часов посидят в тепле. Да и нам составят 
компанию, — все же нам веселей будет… Пригласи ты их; я думаю, им неловко будет 
отказаться.
     На другой день Марта, встретив старуху Фожа в прихожей, пригласила ее с сыном. 
Старуха сразу же с готовностью приняла приглашение за себя и за сына.
     — Удивительно, что она не стала ломаться, — заметил Муре. — А я думал, что их 
придется упрашивать. Аббат как будто начинает понимать, что не следует быть таким 
нелюдимым.
     Вечером Муре потребовал, чтобы скорее убрали со стола. Он даже велел подогреть 
бутылку вина и купить пирожных.
     Хоть он и был скуповат, он все же хотел показать, что не одни Ругоны знают толк в 
светском обхождении. Около восьми часов вечера верхние жильцы спустились вниз. Аббат 
Фожа был в новой сутане. Это так поразило Муре, что он едва мог пролепетать несколько слов 
в ответ на приветствие священника.
     — Помилуйте, господин аббат, это вы нам оказываете честь… Ну-ка, дети, подайте 
стулья.
     Все уселись вокруг стола. В столовой было даже чересчур жарко, так как Муре, желая 
показать, что несколько лишних поленьев для него ничего не значат, сверх меры раскалил печь. 
Аббат был очень приветлив; он приласкал Дезире, расспрашивал обоих мальчиков об их 
занятиях. Марта, вязавшая чулок, время от времени поднимала глаза, удивленная мелодичными 
переливами этого чужого голоса, столь необычными в душной тишине их столовой. Она 
пристально смотрела на суровое лицо священника, на его угловатые черты; затем снова 
опускала голову, не стараясь скрыть то участие, которое в ней возбуждал этот человек, столь 
мужественный и в то же время столь добросердечный, притом, как ей было известно, так 
сильно бедствовавший. Муре бесцеремонно пожирал глазами новую сутану аббата; он не мог 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.