Случайный афоризм
Никто не может быть хорошим поэтом без душевного огня и без некоторого вдохновения - своего рода безумия. То же самое говорят Демокрит и Платон. Марк Туллий Цицерон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

с хлыстом в руке.
     — А! Дядюшка Маккар! — воскликнул Муре, с любопытством взглянув на свою тешу.
     Фелисите передернуло. Маккар был замешан в крестьянских восстаниях 1851 года, но 
благодаря своему побочному брату Ругону смог вернуться во Францию. Со времени своего 
возвращения из Пьемонта он вел жизнь зажиревшего и обеспеченного буржуа. Он купил, 
неизвестно на какие средства, маленький домик в деревне Тюлет, в трех милях от Плассана. 
Малопомалу он устроился, приобрел даже тележку и лошадь, так что его можно было 
постоянно видеть прогуливающимся по дорогам с трубкой в зубах, упивающимся солнечными 
лучами и скалящим зубы, словно прирученный волк. Враги Ругонов поговаривали потихоньку, 
что оба брата обделали сообща какое-то грязное дельце и что Антуан Маккар получает 
содержание от Пьера Ругона.
     — Здравствуйте, дядюшка, — с особенным ударением повторил Муре. — Что это вы, 
никак в гости к нам пожаловали?
     — А как же? — ответил простодушным тоном Маккар. — Всякий раз, когда проезжаю 
через Плассан, как тебе известно… Ах, Фелисите, вот не ожидал встретить вас здесь! А я 
приехал повидаться с Ругоном, надо было кой о чем переговорить с ним.
     — Ведь вы застали его дома? — поспешно перебила она его с беспокойством в голосе. — 
Отлично, отлично, Маккар.
     — Да, я застал его дома, — спокойно продолжал дядюшка, — Мы виделись и уже 
переговорили. Прекрасный человек Ругон!
     Он слегка усмехнулся и, в то время как Фелисите всю так и трясло от волнения, 
проговорил протяжно и каким-то странно надтреснутым голосом, будто он над всеми 
насмехался:
     — Муре, сынок, я привез тебе двух кроликов, там, в корзине, я отдал их Розе… И Ругону 
также привез парочку, — вы найдете их у себя, Фелисите, — потом скажете, каковы они. А, 
шельмецы, должно быть, жирные!.. Я нарочно их откормил для вас… Что прикажете делать, 
друзья мои? Для меня это удовольствие — делать подарки.
     Фелисите сидела бледная как полотно, плотно стиснув губы, а Муре все посматривал на 
нее, втайне посмеиваясь. Ей очень бы хотелось удалиться, но она боялась, как бы не стали 
перемывать ее косточки, если она уйдет раньше Маккара.
     — Спасибо, дядюшка, — сказал Муре. — Последний раз ваши сливы были просто 
восхитительны… Вы не откажетесь выпить стаканчик?
     — Охотно.
     Когда Роза принесла ему стакан вина, он присел на перила террасы и стал пить его 
медленно, прищелкивая языком и рассматривая вино на свет.
     — Это вино из сент-этропских краев, — пробормотал он. — Меня уж не проведешь. 
Край-то я знаю отлично!
     Он покачал головой, посмеиваясь.
     Вдруг Муре спросил его с особенным оттенком в голосе:
     — Ав Тюлете как поживают?
     Маккар поднял голову и обвел всех взглядом, потом, прищелкнув в последний раз языком 
и ставя стакан около себя на каменные перила, небрежно ответил:
     — Недурно… Третьего дня я имел о ней последние вести; там все по-прежнему.
     Фелисите отвернулась; наступило молчание. Муре затронул самые щекотливые дела 
семьи, намекая на мать Ругона и Маккара. которая уже несколько лет находилась в тюлетском 
сумасшедшем доме. Именьице Маккара находилось почти рядом, и казалось, Ругон нарочно 
держал там старого чудака, чтобы наблюдать за старухой.
     — Однако уже поздно, — сказал, вставая, Маккар, — а к ночи я должен вернуться 
домой… Муре, мой дорогой, на днях я жду тебя. Ты ведь обещал побывать у меня.
     — Буду, дядюшка, буду!
     — Да не в этом дело, я всех жду, всех, понимаешь? Я там в одиночестве совсем 
соскучился. Уж угощу вас на славу.
     И, обращаясь к Фелисите, он добавил:
     — Передайте Ругону, что я рассчитываю и на него, а также на вас. То, что старуха рядом, 
не должно вас удерживать; этак нельзя бы было совсем и повеселиться… Говорю вам, что ей 
там неплохо и уход за ней хороший, — можете вполне довериться мне… Попробуете винца, 
которое я раздобыл с холмов Сейля; хоть и легкое, а развеселит, вот увидите!
     Все это он говорил, направляясь к двери. Фелисите шла вслед за ним так близко, словно 
выталкивала его из дома. Все проводили его на улицу. Он отвязывал поводья своей лошади от 
решетчатого ставня, когда аббат Фожа, возвращавшийся домой, будто мрачная тень, беззвучно 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.