Случайный афоризм
Плохи, согласен, стихи, но кто их читать заставляет? Овидий
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Ругонов, способствовал Муре, пользовавшийся влиянием среди сельского населения. Марта 
бывала у своих родных одна. Ее мать, «эта черномазая Фелисите», в шестьдесят лет все еще 
была худощава и подвижна, как молодая девушка. Она носила теперь только шелковые платья, 
со множеством оборок, предпочитая желтый и коричневый всем другим цветам.
     Когда она явилась, в столовой находились только Марта и Муре.
     — Смотри-ка, — сказал последний, крайне удивленный, — твоя мать идет!.. Чего ей надо 
от нас? Еще и месяца не прошло, как она была у нас… Наверно, еще какие-нибудь затеи.
     К Ругонам, у которых он был приказчиком до своей женитьбы, когда их торговля в лавке 
старого квартала только что начинала ухудшаться, он относился с недоверием. Они в свою 
очередь отплачивали ему сильною и глубокою неприязнью, презирая в нем главным образом 
торговца, который быстро пошел в гору. Когда их зять говорил: «я обязан своим состоянием 
только собственному труду», они закусывали губы, отлично понимая, что он обвинял их в 
приобретении состояния неблаговидными способами. Фелисите, несмотря на то, что у нее 
самой был прекрасный дом на площади Супрефектуры, втайне завидовала маленькому 
покойному домику Муре с тою необузданной ревностью старой торговки, богатство которой 
составилось вовсе не из мелких сбережений, скопленных за прилавком.
     Фелисите поцеловала Марту в лоб, словно той было все еще только шестнадцать лет; 
затем протянула руку зятю. Обыкновенно разговор их был полон взаимных колкостей, 
прикрытых тоном деланной любезности.
     — Ну что, смутьян? — спросила она его, улыбаясь. — Жандармы еще не приходили за 
вами?
     — Пока еще нет, — ответил он также с усмешкой. — Они ждут распоряжения об этом от 
вашего супруга.
     — Как это мило сказано! — воскликнула Фелисите, и глаза ее сверкнули.
     Марта умоляюще посмотрела на мужа, который действительно хватил через край. Но он 
уже разошелся и продолжал:
     — Что же это мы так невнимательны, принимаем вас в столовой? Прошу покорно в 
гостиную.
     Это была одна из его обычных шуток. Принимая Фелисите у себя, он таким образом 
высмеивал ее манеру важничать. Напрасно Марта возражала, говоря, что и в столовой 
хорошо, — он настоял, чтобы они перешли за ним в зал. Там он бросился открывать ставни, 
передвигать кресла. Зал, в который обыкновенно никто не входил и окна которого большею 
частью были закрыты, представлял большую нежилую комнату, где в беспорядке стояла мебель 
в белых чехлах, пожелтевших от сырости, проникавшей из сада.
     — Просто невыносимо, — пробормотал Муре, стирая пыль с небольшой консоли, — у 
этой Розы все в запустении.
     И, обратясь к теще, он произнес тоном, в котором сквозила ирония:
     — Извините, что принимаем вас в таком бедном домишке… Не всем же быть богатыми.
     Фелисите задыхалась от бешенства. Она пристально посмотрела на Муре, готовая 
вспылить, но, сделав над собою усилие, медленно опустила глаза; затем, подняв их снова, 
произнесла любезным тоном:
     — Я только что была у госпожи Кондамен и зашла сюда справиться, как вы поживаете, 
мои дорогие… Что дети, здоровы? Как вы себя чувствуете, милый Муре?
     — О, мы все чудесно себя чувствуем, — ответил он, совершенно пораженный этой 
небывалой любезностью.
     Но старуха не дала ему времени перевести разговор снова на враждебный тон. Она стала 
расспрашивать Марту о целой бездне мелочей; выказала себя доброй бабушкой, попеняв 
своему зятю, что тот не отпускает к ней почаще «мальчиков и малютку»: ведь она всегда так 
рада их видеть!
     — А кстати, — сказала она как бы мимоходом, — уже октябрь, и я, по примеру прежних 
лет, возобновляю свои приемные дни, свои четверги. На тебя ведь можно рассчитывать, не 
правда ли, милая моя Марта? А вы, Муре, не соберетесь ли как-нибудь? Полно вам дуться на 
нас!
     Муре, которого вкрадчивое сюсюканье его тещи начинало тревожить, был застигнут 
врасплох. Этого приглашения он совсем не ожидал; он не нашелся, что сказать, и 
удовольствовался ответом:
     — Вы отлично знаете, что я не могу бывать у вас… Вы принимаете много таких лиц, с 
которыми мне было бы неприятно встречаться. Притом я не желаю соваться в политику.
     — Но вы ошибаетесь! — возразила Фелисите. — Повторяю вам, ошибаетесь, Муре! Разве 
моя гостиная — клуб? Вот уж чего я совсем не хотела бы. Всем в городе известно, что я только 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.