Случайный афоризм
Дураки и безумцы - вот два разряда поклонников, которых писатель имеет при жизни. Э. и Ж.Гонкур
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

в оппозицию. Да, да, господин аббат, в оппозицию. В прошлом году мы избрали депутатом 
маркиза де Лагрифуля, и хотя этот старый дворянин умом и не блещет, его избранием мы 
сильно досадили супрефектуре… Взгляните, вот и сам господин Пекер-де-Соле; а с ним и наш 
мэр, господин Делангр.
     Аббат быстро посмотрел в указанном направлении. Супрефект, жгучий брюнет, улыбался, 
топорща нафабренные усы; он держался безукоризненно, приятностью манер напоминая 
красивого офицера или любезного дипломата. Мэр, шедший рядом с ним, что-то горячо ему 
объяснял, порывисто жестикулируя. Маленький, приземистый, с помятым лицом, он был похож 
на паяца. Несомненно, он был большой говорун.
     — Господин Пекер-де-Соле чуть не заболел с досады, — продолжал Муре. — Он был 
уверен, что избрание правительственного кандидата обеспечено… Меня эта история сильно 
позабавила. В вечер того дня, когда состоялись выборы, сад супрефектуры был темен и уныл, 
как кладбище, в то время как у Растуалей всюду под деревьями горели плошки, раздавались 
громкий смех и радостные возгласы. На улице и виду не подадут, а у себя в саду нисколько не 
стесняются, все нараспашку… Да, иной раз приходится видеть удивительные вещи; но только я 
молчу.
     Он на минуту остановился, словно не желая больше рассказывать; но соблазн поболтать 
оказался сильней.
     — И вот я спрашиваю себя, — продолжал он, — что предпримут теперь в супрефектуре? 
Никогда в жизни их кандидат не пройдет. Они не знают нашего края, не пользуются влиянием, 
да и силы-то у них уж больно маленькие. Меня уверяли, что если бы выборы прошли для него 
удачно, Пекер-де-Соле был бы назначен префектом. А теперь — пиши пропало! Он надолго 
застрянет в супрефектах. Интересно, что они такое придумают, чтобы свалить маркиза. Ведь 
они обязательно что-нибудь да придумают и так или иначе постараются завоевать Плассан.
     Он поднял глаза на аббата, на которого некоторое время не смотрел. Тот стоял, весь 
насторожившись, с загоревшимся взглядом, и напряженно его слушал. Заметив это, Муре сразу 
же осекся. Вся его осторожность мирного буржуа тотчас же пробудилась. Он почувствовал, что 
наговорил лишнего, и потому раздраженно буркнул:
     — В конце концов, я ровно ничего не знаю. Люди болтают столько всякого вздора!.. Я 
хочу только одного — чтобы мне не мешали жить спокойно.
     Он охотно бы отошел от окна, но ему было неудобно сделать это сразу после того, как он 
так разоткровенничался. Он начал догадываться, что если -один из них и позабавился насчет 
другого, то уж во всяком случае не ему досталась выигрышная роль. Аббат, по-прежнему 
невозмутимо спокойный, продолжал посматривать то на один сад, то на другой. Он не сделал 
ни малейшей попытки вызвать Муре на продолжение беседы. А тот, с нетерпением ожидавший, 
чтобы у кого-нибудь из домашних появилась счастливая мысль позвать его, облегченно 
вздохнул, когда на крыльце появилась Роза. Она подняла голову и крикнула:
     — Ну что, сударь, будете вы сегодня обедать?.. Уже четверть часа, как суп на столе.
     — Хорошо, Роза, иду, — ответил Муре.
     Он извинился и отошел от окна. Строгий вид комнаты, о котором он совершенно забыл, 
стоя у окна, окончательно смутил его. Со своим грозным черным распятием, которое, надо 
думать, все слышало, комната показалась ему огромной исповедальней. Когда аббат Фожа уже 
простился с ним, отвесив короткий молчаливый поклон, Муре вдруг стало неловко от того, что 
разговор так резко оборвался; он на миг задержался и, глядя на потолок, спросил:
     — Значит, в этом самом углу?
     — Что такое? — спросил аббат, крайне удивленный.
     — Да пятно, о котором вы говорили.
     Аббат не мог скрыть улыбки. Он снова стал показывать Муре потек.
     — О, теперь я отлично вижу, — произнес тот. — Решено. Завтра же я пришлю к вам 
рабочих.
     Наконец Муре вышел. Не успел он сойти с площадки, как дверь бесшумно закрылась за 
ним. Безмолвие лестницы подействовало на него раздражающим образом. Он стал спускаться 
вниз, бормоча про себя:
     — Чортов поп! Сам ни о чем не спрашивает, а ты ему всю душу выкладываешь!
     
V
     
     На следующий день старуха Ругон, мать Марты, посетила семью Муре. Это было 
большим событием, так как отношения между Муре и родными его жены были очень 
неважные, особенно со времени избрания маркиза де Лагрифуля, успеху которого, по мнению 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.