Случайный афоризм
Дело писателя состоит в том, чтобы передать или, как говорится, донести свои ассоциации до читателя и вызвать у него подобные же ассоциации. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     — Уверяю вас, что вашему дому не грозит ни малейшей опасности, — сказал он. — 
Выход огню расчищен. Вы смело можете отнести свое серебро в столовую.
     Но Растуаль не соглашался расстаться со своими вилками и ножами, которые он держал 
подмышкой завернутыми в газету.
     — Все двери раскрыты настежь, — пробормотал он, — дом полон людей, которых я 
совершенно не знаю… Они пробили в моей крыше огромную дыру, и мне дорого обойдется ее 
заделать.
     Г-жа де Кондамен разговаривала с супрефектом.
     — Но ведь это ужасно! — вскричала она. — Я была уверена, что жильцы успели 
спастись!.. Значит, относительно аббата Фожа ничего не известно?
     — Я сам стучался к нему, — ответил Пекер-де-Соле, — но никто не отозвался. Когда 
прибыли пожарные, я велел взломать дверь и приставить лестницы к окнам… Все было 
напрасно. Один из наших храбрых жандармов, отважившийся пробраться в сени, чуть не 
задохся от дыма.
     — Значит, аббат Фожа?.. Какая ужасная смерть! — сказала, вздрогнув, прекрасная 
Октавия.
     Мужчины и дамы переглянулись. Озаренные колеблющимся пламенем, они казались 
ужасно бледными. Доктор Поркье разъяснил, что смерть от огня, возможно, не так мучительна, 
как это думают.
     — Огонь охватывает человека сразу, — сказал он в заключение. — Вероятно, это дело 
какой-нибудь секунды. Правда, это зависит еще от силы огня.
     Кондамен стал считать по пальцам:
     — Если госпожа Муре находится у своих родителей, как предполагают, остается все-таки 
четверо: аббат Фожа, его мать, сестра и зять… Недурно!
     В эту минуту г-жа Растуаль, нагнувшись к мужу, прошептала ему на ухо:
     — Дай мне мои часы. Я не совсем спокойна за них. Ты все время вертишься. Еще, 
пожалуй, сядешь на них.
     Кто-то закричал, что искры летят в сторону супрефектуры; тогда Пекер-де-Соле 
извинился и бросился предотвращать эту новую опасность. Между тем Делангр потребовал, 
чтобы сделали последнюю попытку спасти жертвы. Брандмейстер грубо предложил ему самому 
взобраться по лестнице, если он считает это возможным; он утверждал, что никогда в жизни не 
видел такого пламени. Должно быть, сам чорт поджег этот дом, который загорелся, как вязанка 
хвороста, со всех четырех концов. Мэр, в сопровождении нескольких добровольцев, отправился 
в обход через тупик Шевильот. Он надеялся, что со стороны сада можно будет проникнуть в 
дом.
     — Это было бы очень красиво, если бы не было так грустно, — заметила г-жа де 
Кондамен, несколько успокоившись.
     Действительно, пожар представлял великолепное зрелище. Ракеты искр взлетали в 
широких полосах голубого пламени; зияющие окна превратились в огненно-красные отверстия; 
а между тем дым медленно поднимался огромной фиолетовой тучей, похожей на дым 
бенгальского огня. Мужчины и дамы, уютно расположившиеся в креслах, облокачивались, 
вытягивались, поднимали головы, то замолкая, то перекидываясь замечаниями. Вдруг 
огромный огненный столб взвился вверх. Вдали, в свете колеблющегося зарева, показались 
головы, послышался все нарастающий гул толпы, смешанный с шумом падавшей воды. А в 
десяти шагах от смотревших равномерно работал пожарный насос, выплевывая воду из своей 
ободранной металлической глотки.
     — Посмотрите на третье окно в верхнем этаже! — воскликнул вдруг с восхищением 
Мафр. — Слева отлично видна горящая кровать… Желтые занавески пылают, как бумага.
     Пекер-де-Соле рысцой подбежал успокоить собравшихся; это была ложная тревога.
     — Ветром, действительно, относит искры в сторону супрефектуры, — сказал он, — но 
они гаснут на лету. Нет никакой опасности, мы справимся с огнем.
     — А известно ли, — спросила г-жа де Кондамен, — известно ли, отчего начался пожар?
     Бурде утверждал, что он увидел сначала сильный дым, выходивший из кухни. Мафр, 
наоборот, уверял, что огонь прежде всего появился в одной из комнат второго этажа. 
Супрефект покачивал головой с той осторожностью, которая подобает официальному лицу, и 
наконец сказал вполголоса:
     — Я полагаю, что дело тут не обошлось без злоумышленника. Я уже приказал произвести 
расследование.
     И он сообщил, что видел человека, поджигавшего дом виноградной лозой.
     — Да, я тоже его видела, — перебила Аврелия Растуалъ. — Это был Муре.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.