Случайный афоризм
Читатели любят лучших авторов, писатели – только мертвых. Гарун Агацарский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

засохшие ветви буксуса; он набирал огромные охапки и относил наверх, складывая их у дверей 
Трушей и Фожа. Почувствовав потребность в ярком свете, он отправился на кухню, зажег там 
все лампы и затем расставил их на столах в комнатах, на площадках лестницы, в коридорах. 
Потом он перенес остальные охапки буксуса. Куча их поднималась выше дверей. Но взбираясь 
в последний раз со своей ношей, Муре поднял глаза и увидел окна. Тогда он вернулся в 
оранжерею за обрубками фруктовых деревьев и сложил из них под окнами костер, искусно 
оставив проходы для воздуха, чтобы пламя разгоралось ярче. Костер все еще казался ему 
недостаточно большим.
     — Ничего больше нет, — повторил он. — Пусть ничего больше и не будет.
     Он что-то вспомнил, спустился в погреб и стал ходить взад и вперед, перетаскивая 
заготовленное на зиму топливо: уголь, виноградные лозы, дрова. Костер под окнами рос. С 
каждой охапкой лоз, которые он аккуратно укладывал, он испытывал все более острое 
удовольствие. Точно так же разложил он топливо по комнатам нижнего этажа, оставив одну 
кучу его в сенях, другую на кухне. Наконец он стал опрокидывать мебель и валить ее в кучи. 
Всю эту тяжелую работу он проделал в какой-нибудь час. Без башмаков, тяжело нагруженный, 
он проскальзывал всюду и перетащил все с такой ловкостью, что не уронил ни одного полена. 
Он словно обрел какую-то новую жизнь, усвоил необычную для человека ловкость движений. 
Поглощенный своей навязчивой идеей, он проявлял в выполнении ее большую 
сообразительность, большой ум.
     Когда все было готово, Муре с минуту наслаждался произведением своих рук. Он 
переходил от одной кучи к другой, любуясь четырехугольной формой костров, обошел вокруг 
каждого из них, похлопывая в ладоши с видом глубочайшего удовлетворения. Заметив на 
лестнице несколько оброненных кусков угля, он подобрал их, сбегал за метлой и аккуратно 
смел черную пыль со ступеней. Этим он закончил свой осмотр, как заботливый буржуа, 
умеющий делать все как следует, обдуманно и пунктуально. Он постепенно зверел от 
возбуждения — пригибался к земле, становился на четвереньки, бегал так, сопя все громче от 
охватившей его животной радости.
     Наконец он взял сухую лозу и поджег кучи. Он начал с куч, сложенных на террасе, под 
окнами. Одним прыжком вбежав в дом, он поджег кучи в гостиной, столовой, кухне и сенях. 
Затем, перебегая из одного этажа в другой, он бросил остатки пылавшей в его руках лозы на 
кучи, сложенные у дверей Трушей и Фожа. Он дрожал от бешенства, которое в нем все 
усиливалось, и от яркого блеска пожара обезумел окончательно. Двумя чудовищными 
прыжками он слетел вниз, вертелся, нырял сквозь густой дым, раздувал кучи, бросал в них 
пригоршни горящих углей. При виде пламени, доходившего уже до потолка комнат, он время 
от времени садился на пол и хохотал, изо всех сил хлопая в ладоши.
     Дом загудел, как чрезмерно набитая дровами печь. Пожар вспыхнул со всех концов сразу, 
с такой силой, что трескались полы. Сумасшедший снова взбежал наверх среди моря пламени. 
С опаленными волосами, в почерневшей от копоти одежде, он присел на площадке третьего 
этажа, опираясь на кулаки, вытянув шею и рыча, как зверь. Преграждая проход, он не спускал 
глаз с двери священника.
     — Овидий! Овидий! — раздался страшный крик.
     В конце коридора дверь старухи Фожа внезапно растворилась, и пламя, как буря, 
ворвалось в ее комнату. Среди огня показалась старуха. Вытянув руки, она раздвинула горящий 
хворост и, выскочив в коридор, начала руками и ногами разбрасывать головни, загораживавшие 
дверь в комнату сына, с отчаянием выкрикивая его имя. Сумасшедший пригнулся еще больше, 
глаза его горели, он стонал.
     — Подожди меня, не прыгай в окно, — кричала старуха, стуча в дверь.
     Ей пришлось взломать горевшую дверь, которая легко поддалась. Старуха снова 
появилась, держа сына в объятиях. Он едва успел надеть сутану; он почти задохся от дыма.
     — Послушай, Овидий, я вынесу тебя отсюда, — сказала она решительно. — Держись 
хорошенько за мои плечи; уцепись за волосы, если почувствуешь, что падаешь… Не 
беспокойся, я тебя донесу.
     Она взвалила его к себе на плечи, как ребенка. И эта величавая мать, эта старая 
крестьянка, преданная до смерти, даже не пошатнулась под страшной тяжестью огромного 
бесчувственного тела, навалившегося на нее. Она тушила угли своими босыми ногами и 
прокладывала себе дорогу, отстраняя пламя раскрытой ладонью, чтобы оно не опалило ее сына. 
Но в ту минуту, когда она начала спускаться с лестницы, сумасшедший, которого она не 
видела, бросился на аббата Фожа и сорвал его с ее плеч. Жалобный вой его перешел в дикий 
рев, и припадок овладел им на краю лестницы. Он бил священника, царапал его, душил.
     — Марта! Марта! — кричал он.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.