Случайный афоризм
Писать - значит расшатывать смысл мира, ставить смысл мира под косвенный вопрос, на который писатель не дает последнего ответа. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

необходимое для жизни супруги Труш аккуратнейшим образом забирали в долг. Особенно их 
тревожил счет кондитера с улицы Банн на сто франков с лишним, тем более, что этот кондитер 
был человек грубый и грозил рассказать все аббату Фожа. Труши жили в постоянном страхе, 
опасаясь какой-нибудь ужасной сцены; однако, когда счет был представлен, аббат Фожа 
беспрекословно его оплатил, позабыв даже упрекнуть их. Священник, казалось, был выше этих 
мелочей; мрачный и суровый, он продолжал попрежнему жить в этом доме, отданном на 
разграбление, не замечая хищных зубов, подтачивавших его стены, и медленного разрушения, 
от которого уже трещали потолки. Все вокруг него рушилось, а он неуклонно шел к цели своих 
честолюбивых замыслов. Он жил, как солдат на бивуаке, в своей большой, пустой комнате, не 
разрешая себе никаких удовольствий, сердясь, когда его хотели побаловать. С тех пор как он 
стал властелином Плассана, он снова сделался неопрятным: шляпа его порыжела, чулки были 
грязные; сутана, которую мать чинила каждое утро, стала похожа на ту жалкую, изношенную и 
выгоревшую хламиду, в какой он появился впервые в Плассане.
     — Да нет, она еще очень хороша, — отвечал он, когда кто-нибудь из окружающих 
решался сделать на этот счет робкое замечание.
     И с гордо поднятой головой он красовался в ней, расхаживая по улицам, не обращая 
внимания на странные взгляды, какими его провожали. В этом, однако, не было никакой 
бравады; это была просто естественная склонность. Теперь, когда он решил, что ему уже не 
нужно больше нравиться, к нему вернулось прежнее презрение к внешнему изяществу. 
Торжество его в том и заключалось, что он мог усесться таким, какой он есть, всей своей 
огромной, плохо отесанной фигурой, со всей своей грубостью, в рваной, изношенной одежде, 
посреди завоеванного им Плассана.
     Г-жа де Кондамен, оскорбленная едким запахом, исходившим от его сутаны, решила 
по-матерински пожурить его.
     — Знаете ли вы, что наши дамы начинают сторониться вас? — сказала она ему, смеясь. — 
Они вас обвиняют в том, что вы совершенно перестали заниматься своим туалетом… Раньше, 
когда вы доставали носовой платок, казалось, что за зашей спиной кадит ладаном мальчик из 
хора.
     Аббат Фожа сделал удивленное лицо. Ему казалось, что он совершенно не изменился. Но 
она подошла ближе и дружески продолжала:
     — Послушайте, дорогой кюре, ведь вы мне позволите говорить с вами откровенно?.. Ну 
так вот, вы напрасно не обращаете внимания на свою наружность. Вы плохо выбриты, 
перестали причесываться, волосы у вас всклокочены, будто вы только что дрались на кулачках. 
Уверяю вас, это производит нехорошее впечатление… Госпожа Растуаль и госпожа Делангр 
вчера говорили мне, что просто не узнают вас. Вы положительно вредите своему успеху.
     Он засмеялся вызывающим смехом, тряся своей мощной всклокоченной головой.
     — Теперь уж кончено, — коротко ответил он. — Им придется примириться со мной и 
нечесанным.
     И действительно, Плассану пришлось примириться с ним и нечесанным. Приветливый, 
покладистый священник превратился в мрачную, деспотическую фигуру, подчинявшую все 
своей воле. Лицо его опять стало землистым, взгляд сделался орлиным; его огромные руки 
подымались с угрозой, суля кары. Город положительно пришел в ужас, видя, как непомерно 
растет этот повелитель, которого он себе избрал, в отвратительном отребье, дурно пахнущий, с 
рыжеватой, как у дьявола, щетиной. Тайный страх женщин еще увеличивал власть аббата. Он 
был жесток со своими исповедницами, но ни одна из них не посмела покинуть его; они шли к 
нему с трепетом, и это сладко волновало их.
     — Милая моя, — признавалась г-жа де Кондамен Марте, — напрасно я уговаривала его, 
чтобы он душился; я привыкла теперь и нахожу, что так он даже лучше… Вот настоящий 
мужчина!
     Аббат Фожа царил особенно в епископском доме. Со времени выборов он создал для 
епископа Русело жизнь праздного прелата. Епископ жил с любимыми книгами в своем 
кабинете, где аббат держал его почти взаперти, допуская к нему лишь тех лиц, которых он не 
опасался; сам же он сидел в соседней комнате, откуда управлял всей епархией. Духовенство 
трепетало, отданное во власть этому самодержавному властелину; старые, седовласые аббаты 
склонялись перед ним с присущим духовным лицам смирением, целиком отрешась от 
собственной роли. Часто, запершись с аббатом Сюреном, монсиньор Русело безмолвно плакал 
горькими слезами. Он уже сожалел о сухом обращении аббата Фениля, который все же был по 
временам ласков, тогда как теперь епископ чувствовал себя как бы подавленным каким-то 
постоянным и неумолимым гнетом. Но потом он улыбался, безропотно покорялся и тихо 
говорил со своим обычным милым эгоизмом:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.