Случайный афоризм
Даже лучшие писатели говорят слишком много. Люк де Клапье Вовенарг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

поссоримся с хозяйкой, у нас здесь найдется достаточно, чтобы прожить некоторое время… 
Надо будет захватить еще соленой свинины и несколько баночек варенья.
     — Ты напрасно прячешься, — заметил Труш. — Я на твоем месте приказал бы Розе 
принести все это, раз ты здесь хозяйка.
     Сам Труш занялся садом. Он уже давно завидовал Муре, глядя, как тот подрезает деревья, 
посыпает песком дорожки и поливает салат; он всегда лелеял мечту иметь также клочок земли, 
где он мог бы копаться и разводить какие угодно растения. Поэтому, как только Муре увезли, 
он набросился на сад, намереваясь произвести там коренные реформы и все переделать 
по-своему. Он начал с того, что изгнал овощи. Как человек с нежной душой, — так Труш 
говорил о себе, — он очень любил цветы. Но работа заступом скоро утомила его; он пригласил 
садовника, который, по его указанию, уничтожил грядки, выкинул на помойку салат и 
приготовил почву так, чтобы весной можно было посадить пионы, розы, лилии, кавалерские 
шпоры, вьюнки, гвоздику и герань. Потом ему в голову пришла новая мысль: он решил, что 
мрачный вид грядок происходит от кустов буксуса, окаймляющих их, и стал подумывать, не 
уничтожить ли эти кусты.
     — Ты вполне прав, — заявила Олимпия, с которой он посоветовался по этому поводу. — 
Это похоже на кладбище. Я бы предпочла бордюр из чугунных веток, похожих на настоящие… 
Я уговорю хозяйку. Во всяком случае, вели вырубить кусты.
     Буксусы были уничтожены. Через неделю садовник устроил палисадник из чугунных 
веток. Труш пересадил также несколько плодовых деревьев, закрывавших вид, перекрасил 
беседку в яркозеленый цвет, обложил фонтан раковинами. Каскад Растуаля вызывал в нем 
бешеную зависть, но он пока ограничился тем, что выбрал место для устройства такого же 
каскада, «если дела пойдут хорошо».
     — Соседи, наверно, таращат глаза, — говорил он вечером жене. — Они видят, что здесь 
теперь хозяйничает человек со вкусом… По крайней мере, этим летом мы, сидя у окна, будем 
наслаждаться приятным запахом и красивым видом.
     Марта предоставляла им делать что угодно, одобряла все проекты, которые ей предлагали; 
да под конец ее даже и спрашивать перестали. Трушам приходилось бороться только со 
старухой Фожа, которая оспаривала у них дом шаг за шагом. Когда Олимпия завладела 
гостиной, ей пришлось выдержать настоящий бой с матерью. И старуха чуть было не одержала 
верх. Но священник сам помешал этой победе.
     — Твоя подлая сестрица постоянно плетет на нас всякие пакости хозяйке, — жаловалась 
старуха Фожа. — Я-то понимаю, куда она гнет: она хочет выжить нас отсюда, чтобы одной 
наслаждаться всем… Разве эта негодяйка не водворилась уже в гостиной, как какая-нибудь 
барыня?
     Священник не хотел слушать и только отмахивался от нее. Однажды он даже рассердился 
и закричал:
     — Прошу вас, матушка, оставьте меня в покое. Не говорите мне больше ни об Олимпии, 
ни о Труте… Пусть они хоть повесятся, если им угодно!
     — Они захватывают весь дом, Овидий, они все перегрызут, как крысы. Когда ты захочешь 
получить свою долю, то будет уже поздно… Только ты один и можешь еще удержать их.
     Он посмотрел на мать и улыбнулся, поджимая губы.
     — Матушка, вы очень меня любите, — глухо проговорил он, — я вам прощаю… 
Успокойтесь, мне нужен не дом, а что-то другое; дом — не мой, а я беру только то, что сам 
заработал. Вы будете гордиться, когда увидите мою долю… Труш был мне полезен. Нужно 
смотреть немного сквозь пальцы.
     Старуха Фожа вынуждена была отступить. Она сделала это очень неохотно, отвечая 
бранью на торжествующий смех, которым ее преследовала Олимпия. Полное бескорыстие сына 
лишало эту расчетливую крестьянку надежды на удовлетворение ее грубой жадности. Она с 
удовольствием запрятала бы куда-нибудь этот дом, чтобы Овидий нашел его свободным и 
чистеньким в тот день, когда он ему понадобится. При виде того, как Труши всюду запускают 
свои когти, она испытывала отчаяние скупца, которого грабят чужие люди; ей казалось, что они 
похищают ее добро, пожирают ее тело, что они хотят пустить по миру ее вместе с любимым ее 
детищем. Когда аббат запретил ей препятствовать постепенному внедрению Трушей, она 
решила спасти от разграбления хоть то, что было возможно. И вот она, подобно Олимпии, стала 
таскать из шкафов; она тоже соорудила себе глубокие карманы под юбками и завела сундук, 
куда складывала все, что удавалось захватить, — провизию, белье, безделушки.
     — Что вы там прячете, матушка? — спросил как-то раз вечером, входя в ее комнату, 
аббат, привлеченный шумом, который она производила, передвигая сундук. Она что-то 
забормотала. Но он понял и пришел в бешенство.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.