Случайный афоризм
Стихи умеют быть лаконичными, как пословица, и подобно пословице глубоко врезаться в память. Самуил Яковлевич Маршак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сторону, она предложила познакомить его с влиятельными особами, что и было принято им с 
благодарностью. Около одиннадцати часов Кондамен заявил, что хорошо было бы устроить в 
саду иллюминацию. Но супруга его несколько охладила восторженное состояние собравшихся, 
заметив, что это было бы неприлично и имело бы вид, как будто они издеваются над городом.
     — А как аббат Фениль? — вдруг спросила она аббата Фожа, отводя его к окну. — Я 
сейчас вспомнила о нем… Значит, он не шевельнул пальцем?
     — Аббат Фениль человек умный, — ответил священник с тонкой улыбкой. — Ему дали 
понять, что отныне ему не следует заниматься политикой.
     Среди всеобщего, ликования только один аббат Фожа оставался серьезным. Победа далась 
ему нелегко. Болтовня г-жи де Кондамен утомляла его; самодовольство этих пошлых 
честолюбцев вызывало его презрение. Прислонившись спиной к камину, он стоял, устремив 
глаза вдаль, и, казалось, о чем-то грезил. Он был теперь властелином; ему уже не было 
надобности сдерживать свои инстинкты; он мог протянуть руку, схватить город и заставить его 
трепетать. Высокая черная фигура аббата заполняла всю гостиную. Мало-помалу кресла 
сдвинулись, образовав около него круг. Мужчины ждали, чтобы он высказал хоть слово 
одобрения; женщины устремляли на него умоляющие взгляды покорных рабынь. Но он, грубо 
раздвинув круг и сухо попрощавшись, ушел первым.
     Вернувшись в дом Муре через тупичок Шевильот и через сад, он нашел Марту одну в 
столовой; она сидела на стуле, погруженная в забытье, очень бледная, и невидящими глазами 
смотрела на коптившую лампу. Наверху, у Трушей, были гости; сам Труш пел какую-то 
забавную шансонетку, а Олимпия и гости аккомпанировали, ударяя ручками ножей по 
стаканам.
     
XX
     
     Аббат Фожа положил руку на плечо Марты.
     — Что вы здесь делаете? — спросил он. — Почему вы не пошли спать?.. Ведь я запретил 
вам дожидаться меня.
     Она вздрогнула и очнулась.
     — Я думала, что вы вернетесь раньше, — пролепетала она. — Я нечаянно заснула… Роза, 
должно быть, приготовила чай.
     Но священник, позвав кухарку, выбранил ее за то, что она не заставила хозяйку лечь. Он 
говорил властным, не допускающим возражения тоном.
     — Роза, подайте чаю господину кюре, — сказала Марта.
     — Не нужно мне никакого чаю! — рассердившись, крикнул он. — Сейчас же ложитесь 
спать. Это смешно! Я уже не могу больше распоряжаться собой… Роза, посветите мне.
     Кухарка проводила его до лестницы.
     — Господин кюре хорошо знает, что я не виновата, — говорила она. — Барыня такая 
странная… При ее-то болезни она и часу не посидит у себя в комнате. Вечно снует туда, сюда, 
бегает запыхавшись, суетится без всякого толку… Поверьте, я страдаю от этого больше всех; 
она постоянно путается у меня под ногами, только мешает мне… А потом если сядет на стул, 
выбившись из сил, то ее уж не сдвинуть. Сидит и смотрит прямо перед собой с испуганным 
видом, словно видит что-то ужасное… Сегодня вечером я десять раз ей говорила, что вы 
рассердитесь, если она не уйдет к себе. Но она как будто бы и не слышала.
     Священник, не отвечая, взялся за перила. Поднявшись наверх и проходя мимо двери 
Трушей, он протянул руку, как бы собираясь постучать в нее кулаком. Но пение вдруг 
прекратилось; по шуму отодвигаемых стульев он понял, что гости расходятся, и поспешил 
пройти к себе. Действительно, почти тотчас же Труш спустился с двумя приятелями, 
подобранными им под столиками какого-нибудь грязного кабачка; он кричал на лестнице, что 
умеет себя вести и намерен их проводить. Олимпия свесилась через перила.
     — Заприте дверь на засов, — сказала она Розе. — Он вернется не раньше утра.
     Роза, от которой она не могла скрыть дурного поведения мужа, очень ее жалела. Она 
задвинула засов, ворча себе под нос:
     — Стоит после этого выходить замуж! Мужья либо вас колотят, либо бегают за 
шлюхами… Нет, лучше жить так, как я.
     Вернувшись, она нашла свою хозяйку по-прежнему сидящей на стуле; Марта впала в 
какое-то горестное оцепенение и не сводила глаз с лампы. Роза растолкала ее, заставила 
подняться наверх и лечь в постель. Марта сделалась очень боязливой. Она говорила, что по 
ночам видит какой-то яркий свет на стенах спальни, слышит громкие удары у своего изголовья. 
Роза спала теперь рядом с ней в маленькой комнатке, откуда прибегала успокаивать ее при 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.