Случайный афоризм
Даже лучшие писатели говорят слишком много. Люк де Клапье Вовенарг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Стали искать кандидата. Но имена, выдвинутые друзьями или заинтересованными 
лицами, только увеличивали замешательство. За какую-нибудь неделю в Плассане набралось 
больше двадцати кандидатов. Г-жа Ругон отправилась к аббату Фожа; встревоженная, ничего 
больше не понимая, она страшно злилась на супрефекта. Этот Пекер — просто осел, щеголь, 
манекен, годный лишь для украшения официальной гостиной; он уже допустил раз, что 
правительство потерпело поражение; и теперь он окончательно скомпрометирует его своим 
нелепым бездействием.
     — Успокойтесь, — улыбаясь, ответил священник, — на этот раз Пекер-де-Соле только 
повинуется… Победа обеспечена.
     — Но у вас даже нет кандидата! — воскликнула она. — Где ваш кандидат?
     Тогда он развил свой план. Как умная женщина, она одобрила его; однако названное 
аббатом имя вызвало ее величайшее изумление.
     — Как! — воскликнула она. — Вы выбрали его?.. О нем никто даже не думал, уверяю вас.
     — Охотно верю этому, — ответил священник, снова улыбаясь. — Нам как раз нужен был 
такой кандидат, имя которого никому не могло бы прийти в голову, за которого все могли бы 
подать голос, не боясь себя скомпрометировать.
     Затем, с непринужденностью сильного человека, снисходящего до объяснения своих 
поступков, он продолжал:
     — Я должен выразить вам мою глубокую благодарность; вы мне помогли избежать 
множества ошибок. Я видел перед собой только цель и не замечал расставленных мне сетей, в 
которых я мог запутаться и сломать себе шею… Слава богу, эта мелкая и глупая борьба 
закончилась, и скоро я смогу действовать свободно… Что же касается моего выбора, то он, 
право, хорош, смею вас уверить. С самого моего приезда в Плассан я искал подходящего 
человека и нашел только его. Он сговорчив, очень способен, очень деятелен; он сумел до сих 
пор ни с кем не поссориться, а это доказывает отсутствие в нем мелкого честолюбия. Я знаю, 
что вы относитесь к нему не особенно дружелюбно, и потому я до сих пор не называл вам его 
имени. Но вы неправы, вы увидите, какую карьеру сделает этот человек, как только 
почувствует под собой почву, он умрет сенатором… Наконец, что меня окончательно заставило 
решиться — это рассказы о том, как он разбогател. Он три раза прощал жену, пойманную на 
месте преступления с любовником, и каждый раз брал за это по сто тысяч со своего простофили 
тестя. Если он действительно таким образом сколотил состояние, то это ловкач, который будет 
чрезвычайно полезен в Париже для некоторых дел… Ах, сударыня, сколько бы вы ни искали, 
другого такого человека в Плассане вы не найдете. Все остальные — дурачье.
     — Значит, вы делаете подарок правительству? — смеясь сказала Фелисите.
     Она дала себя уговорить. И на следующий же день имя Делангра произносилось во всех 
концах города. Рассказывали, что друзья с большим трудом заставили его согласиться 
выставить свою кандидатуру. Он долго отказывался, говорил, что он недостоин, что он не 
политический деятель, что Лагрифуль и де Бурде имеют значительно больший опыт в 
общественных делах. Но потом, когда ему стали доказывать, что Плассану как раз нужен 
депутат, стоящий вне партий, он наконец сдался, изложив при этом самым точным образом 
свои политические убеждения. Было решено, что он войдет в Палату не для того, чтобы 
противодействовать правительству, но и не для того, чтобы безоговорочно во всем его 
поддерживать, что он будет смотреть на себя исключительно как на представителя интересов 
города; что он, кроме того, всегда будет голосовать за свободу при условии порядка и за 
порядок при условии свободы; наконец, что он останется мэром Плаесана, показывая этим, что 
роль, которую он согласился взять на себя, есть роль чисто примирительная, административная. 
Все эти речи показались чрезвычайно разумными. Тонкие политики из Коммерческого клуба в 
тот же вечер наперебой твердили:
     — Я же говорил, что Делангр именно такой человек, какой нам нужен. Хотелось бы мне 
знать, что скажет супрефект, когда из урны вынут имя мэра. Надеюсь, нас не обвинят в том, что 
мы голосовали, как капризные школьники, и не смогут упрекнуть в том, что мы заискиваем 
перед правительством… Если бы Империя получила еще несколько подобных уроков, дела 
пошли бы лучше.
     Это была пороховая нитка. Мина была заложена, и достаточно было искры. Всюду — 
сразу во всех трех кварталах города, в каждом доме, в каждой семье — имя Делангра 
произносилось среди единодушных похвал. Это был долгожданный мессия, новоявленный 
спаситель, появившийся утром и уже к вечеру ставший предметом всеобщего поклонения.
     В ризницах, в исповедальнях тоже произносилось имя Делангра; оно отдавалось эхом под 
сводами собора, звучало с кафедр пригородных церквей, передавалось с благоговением из уст в 
уста, проникало в самые отдаленные набожные дома. Священники носили его в складках своих 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.