Случайный афоризм
Поэт - властитель вдохновенья. Он должен им повелевать. Иоганн Вольфганг Гёте
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

препирался с детьми, среди дня уходил по каким-то делам, о которых никогда не говорил, ел и 
спал, как человек, для которого жизнь — ровный и укатанный путь, без каких-либо толчков и 
неожиданностей. Дом как будто снова замер внутри. Марта по-прежнему сидела на своем 
месте, на террасе, за рабочим столиком. Подле нее играла Дезире. Мальчики ежедневно 
оживляли дом шумом в те же самые часы. Кухарка Роза все так же сердилась и ворчала на всех; 
а в саду и в столовой царила все та же дремотная тишина.
     — Не в упрек тебе будь сказано, — повторял Муре своей жене, — но теперь ты сама 
видишь, что ошибалась, полагая, что сдача третьего этажа внесет расстройство в нашу жизнь. 
Нам сейчас стало еще спокойнее; и дома теперь у нас уютнее и веселее.
     И время от времени он поднимал глаза к окнам верхнего этажа, которые старуха Фожа на 
следующий же день после приезда завесила плотными бумажными занавесками. Ни одна из их 
складок не колыхалась. От них веяло чем-то благочестивым, каким-то целомудрием ризницы, 
строгим и холодным. А за ними, казалось, царила тишина, застывшее безмолвие кельи. Изредка 
окна приоткрывались, и сквозь белизну занавесок виднелась падавшая с высоких потолков 
тень. Но сколько ни подглядывал Муре, ему ни разу не удалось увидеть руку, которая отворяла 
и закрывала окна; он ни разу не слышал даже скрипа оконных задвижек. Ни малейшего звука, 
указывавшего на присутствие людей, не доносилось из комнат.
     Прошла неделя, а Муре, не считая первого вечера, ни разу еще не видел аббата Фожа. 
Этот человек, живший бок о бок с ним, но скрывавшийся так, что хозяину даже не удавалось 
подметить его тень, стал наконец вызывать в нем какое-то нервное беспокойство. Несмотря на 
все свои усилия казаться равнодушным, Муре опять принялся расспрашивать о нем, 
выслеживать его.
     — Ты тоже не видишь его? — спросил он жену.
     — Кажется, вчера я видела его, когда он возвращался домой; но я не совсем уверена… 
Мать его тоже ходит в черном; возможно, что это была она.
     И на его нетерпеливые расспросы она рассказала ему все, что знала:
     — Роза уверяет, что он каждый день куда-то уходит и подолгу не возвращается… Что же 
касается его матери, то она точна, как часы; каждый день в семь утра она уходит за провизией. 
У нее большая корзина, всегда закрытая, в которой она, вероятно, приносит все — уголь, хлеб, 
вино, все съестные припасы, потому что никогда не видно, чтобы к ним заходил какой-нибудь 
поставщик… Между прочим, они очень вежливы. Роза говорит, что они всегда здороваются, 
когда встречают ее. Но большей частью она даже не слышит, как они спускаются с лестницы.
     — Можно себе представить, что у них за стряпня там наверху! — пробормотал Муре, 
которого все эти сведения нисколько не удовлетворили.
     Однажды вечером Октав рассказал, что видел, как аббат Фожа входил в церковь св. 
Сатюрнена, и тогда Муре стал его расспрашивать, какой вид имел аббат, как смотрели на него 
прохожие, зачем он пошел в церковь.
     — Ах, какой вы любопытный! — воскликнул юноша, усмехаясь. — Одно только могу 
сказать: не очень-то он был хорош на солнце в своей порыжевшей сутане. Еще я заметил, что 
он старался держаться около домов, в тени, чтобы сутана его казалась чернее. Да, вид у него не 
блестящий, когда, опустив голову, он быстро шагает… Какие-то две девочки даже рассмеялись, 
когда он переходил площадь. А он, подняв голову, только ласково на них посмотрел, — не 
правда ли, Серж?
     Серж, в свою очередь, рассказал, что несколько раз, идя домой из коллежа, он издали 
следовал за аббатом Фожа, возвращавшимся из церкви св. Сатюрнена. Аббат шел по улицам, ни 
с кем не заговаривая; по-видимому, у него совсем не было знакомых в городе, и он как будто 
стыдился насмешливых улыбок, которые его сопровождали.
     — Значит, в городе о нем говорят? — спросил Муре, крайне заинтересованный.
     — Не знаю, — ответил Октав. — Со мной никто о нем не заговаривал.
     — Да нет же, — возразил Серж, — о нем говорят. Племянник аббата Бурета передавал 
мне, что духовенство не очень-то его жалует; у нас не любят этих священников, которых 
присылают издалека. К тому же у него такой несчастный вид… Со временем, когда привыкнут 
к этому бедняге, его оставят в покое. Но надо, чтобы сперва его получше узнали.
     Марта посоветовала мальчикам ничего не говорить, если посторонние будут 
расспрашивать их об аббате.
     — Э, да пусть их рассказывают! — воскликнул Муре. — Очень сомневаюсь, чтобы то, что 
мы знаем о нем, могло ему повредить.
     С этой минуты Муре, не питая никаких дурных намерений и уверенный в правильности 
своего поведения, сделал из своих сыновей шпионов, которые должны были следить за 
аббатом. Октав и Серж обязаны были передавать отцу все, что говорилось об их жильце в 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.