Случайный афоризм
Самый плохой написанный рассказ гораздо лучше самого гениального, но не написанного. В. Шахиджанян
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

здоровья. Что же касается господина Муре…
     — Я видел госпожу Ругон, — сказал супрефект. — Она очень встревожена.
     — Зять всегда раздражал ее, — резко прервал их де Кондамен. — А я вот третьего дня 
встретил Муре в клубе. Он обыграл меня в пикет. Мне он показался не глупее, чем всегда… 
Почтенный Муре никогда не блистал умом…
     — Я вовсе не хотел сказать, что он сумасшедший в обыденном понимании этого слова, — 
возразил доктор, решивший, что замечание это направлено против него, — но я также не сказал 
бы, что благоразумно оставлять его на свободе.
     Это заявление вызвало некоторое волнение. Растуаль инстинктивно покосился на стенку, 
разделявшую оба сада. Все лица повернулись к доктору.
     — Я знавал одну прелестную даму, — продолжал он, — она вела широкий образ жизни, 
давала обеды, принимала самых высокопоставленных лиц, сама была очень остроумной 
собеседницей. И что же? Как только она приходила к себе в спальню, она запиралась на ключ и 
добрую половину ночи бегала на четвереньках, как собака. Прислуга долго думала, что она 
прячет у себя собаку… Эта дама представляла случай, который мы, врачи, называем 
сумасшествием с проблесками рассудка.
     Аббат Сюрен еле удерживался от смеха, поглядывая на барышень Растуаль, которых 
забавлял этот рассказ о приличной даме, изображавшей из себя собаку. Доктор Поркье солидно 
высморкался.
     — Я мог бы рассказать десятки подобных случаев, — продолжал он. — Люди как будто 
находятся в полном рассудке и в то же время предаются самым невероятным чудачествам, как 
только останутся одни. Господин де Бурде хорошо знал в Балансе одного маркиза, имени 
которого я не хочу называть…
     — Он был моим близким другом, — подтвердил де Бурде, — и часто обедал в 
префектуре. Его история наделала шуму.
     — Какая история? — спросила г-жа де Кондамен, заметив, что доктор и бывший префект 
замолчали.
     — История не особенно опрятная, — ответил г-н де Бурде, засмеявшись. — Не отличаясь 
особенным умом, маркиз целые дни проводил в своем кабинете, уверяя, что пишет большой 
труд по политической экономии… Через десять лет обнаружилось, что он с утра до ночи делал 
одинаковой величины шарики из…
     — Из своих экскрементов, — докончил доктор таким серьезным тоном, что все приняли 
спокойно это слово, а дамы даже не покраснели.
     — А вот у меня, — заговорил аббат Бурет, которого эти анекдоты забавляли не меньше 
волшебных сказок, — была очень странная исповедница… У нее была страсть убивать мух; она 
не могла видеть мухи, чтобы у нее не являлось непреодолимого желания поймать ее. Дома она 
нанизывала их на вязальные спицы. Потом, во время исповеди, она заливалась слезами, каялась 
в убийстве несчастных насекомых и считала себя осужденной на вечную гибель. Мне не 
удалось ее исправить.
     Рассказ аббата имел успех. Пекер-де-Соле и Растуаль даже соблаговолили улыбнуться.
     — Убивать только мух — еще небольшая беда, — заметил доктор. — Но не все 
сумасшедшие с проблесками рассудка столь безобидны. Среди них попадаются такие, которые 
мучают свою семью каким-нибудь тайным пороком, превратившимся в манию; другие пьют, 
или предаются тайному разврату, или крадут только из потребности воровать, или изнывают от 
гордости, зависти и честолюбия. Они очень ловко скрывают свое сумасшествие, наблюдают за 
каждым своим шагом, приводят в исполнение самые сложные проекты, разумно отвечают на 
вопросы, так что никто не догадается об их душевной болезни. Но лишь только они остаются в 
тесном кругу своей семьи, наедине со своими жертвами, они снова отдаются во власть своих 
бредовых идей и превращаются в палачей… Если они не убивают прямо своих жертв, то 
постепенно сживают их со свету.
     — Так, по-вашему, Муре?.. — спросила г-жа де Кондамен.
     — Муре был всегда человек придирчивый, беспокойный, деспотичный. С годами его 
недуг, по-видимому, усилился. В данную минуту я, не колеблясь, причислил бы его к опасным 
помешанным… У меня была пациентка, которая, как и он, запиралась в отдаленной комнате на 
целые дни, обдумывая там самые ужасные преступления.
     — Но, доктор, если таково ваше мнение, надо действовать! — воскликнул Растуаль. — Вы 
должны довести это до сведения кого следует.
     Доктор Поркье слегка смутился.
     — Мы просто беседуем, — сказал он со своей обычной улыбкой дамского врача. — Если 
меня призовут, если обстоятельства этого потребуют, я исполню свой долг.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.