Случайный афоризм
Библиотеки - госрезерв горючих материалов на случай наступления ледникового периода. (Владимир Бирашевич (Falcon))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

его видела, он показался мне каким-то странным. Правда, он никогда не отличался большим 
умом… Ах, дорогое мое дитя, обещай, что ты ничего не будешь скрывать от меня. Теперь я не 
засну спокойно. Слышишь, при первой же выходке мужа решайся, не подвергай себя больше 
опасности… Сумасшедшим не позволяют гулять на свободе.
     С этими словами она удалилась. Оставшись наедине с аббатом Фожа, Труш злорадно 
осклабился, обнажив свои черные зубы.
     — Вот уж кто мне должен поставить свечку, так это хозяйка, — сказал он. — Теперь она 
сможет дрыгать по ночам ногами, сколько ей вздумается.
     Аббат с потемневшим лицом, с опущенными глазами, ничего не ответил. Потом, пожав 
плечами, отправился читать свой требник в крайнюю аллею сада.
     
XVIII
     
     По воскресеньям, верный своей привычке бывшего коммерсанта, Муре выходил 
прогуляться по городу. Только в этот день он нарушал строгое одиночество, в котором 
замыкался как бы со стыда. Это делалось машинально. Утром он брился, надевал белую 
рубашку, чистил сюртук и шляпу. Потом, после завтрака, — сам не зная, каким образом, 
оказывался на улице и шел мелкими шажками, подтянутый, заложив руки за спину.
     Однажды в воскресенье, выйдя из дому, он заметил на тротуаре улицы Баланд Розу, 
оживленно разговаривавшую со служанкой Растуалей. При его появлении обе кухарки 
замолчали. Они рассматривали его с таким странным видом, что он подумал, не торчит ли у 
него кончик носового платка из заднего кармана. Дойдя до площади Супрефектуры, он 
обернулся и увидел, что они все еще стоят на прежнем месте: Роза изображала шатающегося 
пьяного, а кухарка председателя покатывалась со смеху.
     «Я иду слишком быстро, они смеются надо мной», — подумал Муре. И он еще замедлил 
шаг. На улице Банн, по мере того как он приближался к рынку, лавочники выбегали из-за 
прилавка и с любопытством смотрели ему вслед. Он кивнул мяснику, который продолжал 
таращить на него глаза, не отвечая на поклон. Булочница, с которой он раскланялся, сняв 
шляпу, так испугалась, что отпрянула от него назад. Фруктовщица, бакалейщик, кондитер 
показывали на него пальцами. Позади него поднималась суматоха; образовывались группы; 
слышался шум голосов вперемежку со смехом:
     — Видели вы, как он идет, вытянувшись, точно палка?
     — Да… А когда переходил через ручей, вдруг прыгнул, как козел.
     — Говорят, они все такие.
     — Как хотите, а мне страшно… Как это им позволяют ходить по улицам? Следовало бы 
запретить.
     Муре, смущенный, не смел оглянуться; его охватила какая-то смутная тревога, хотя он 
еще не совсем понимал, что говорят о нем. Он пошел быстрее, свободнее размахивая руками. 
Он пожалел, что надел свой старый сюртук орехового цвета, уже вышедшего из моды. Дойдя до 
рынка, он с минуту поколебался, потом решительно вмешался в толпу торговок зеленью. Но 
здесь его появление произвело сенсацию.
     Все плассанские хозяйки выстроились в ряд при его проходе. Торговки, стоя у своих 
скамеек, подбоченясь, разглядывали его в упор. Все теснились, некоторые женщины 
взбирались на тумбы вдоль зернового ряда. А он, все ускоряя шаг, старался протиснуться 
вперед, все еще не сознавая, что причиной суматохи является он сам.
     — Глядите-ка, руки у него словно крылья ветряной мельницы, — сказала одна крестьянка, 
продававшая фрукты.
     — Несется как угорелый; чуть было не повалил мой лоток, — добавила торговка салатом.
     — Держите его! Держите! — весело кричали мукомолы.
     Охваченный любопытством, Муре круто остановился и простодушно встал на цыпочки, 
чтобы лучше рассмотреть, что такое произошло. Он решил, что поймали вора. Толпа дико 
загоготала; раздались крики, свистки, мяуканье.
     — Он не злой, не обижайте его!
     — Ну да! Так бы я ему и доверилась!.. Он встает по ночам и душит людей.
     — Как хотите, а глаза у него нехорошие.
     — Что же, это сразу на него напало?
     — Да, сразу… Все мы под богом ходим! А такой тихий был человек!.. Я ухожу; уж очень 
тяжело на это смотреть… Вот вам три су за репу.
     Среди небольшой группы женщин Муре узнал Олимпию. Она купила несколько 
великолепных персиков и несла их в маленькой сумочке, какие бывают у дам из общества. 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.