Случайный афоризм
Чтобы довести посещение библиотек до невероятных показателей, надо перенести туда с прилавков все самые подлые и глупые книги. (Елена Ермолова)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

его видела, он показался мне каким-то странным. Правда, он никогда не отличался большим 
умом… Ах, дорогое мое дитя, обещай, что ты ничего не будешь скрывать от меня. Теперь я не 
засну спокойно. Слышишь, при первой же выходке мужа решайся, не подвергай себя больше 
опасности… Сумасшедшим не позволяют гулять на свободе.
     С этими словами она удалилась. Оставшись наедине с аббатом Фожа, Труш злорадно 
осклабился, обнажив свои черные зубы.
     — Вот уж кто мне должен поставить свечку, так это хозяйка, — сказал он. — Теперь она 
сможет дрыгать по ночам ногами, сколько ей вздумается.
     Аббат с потемневшим лицом, с опущенными глазами, ничего не ответил. Потом, пожав 
плечами, отправился читать свой требник в крайнюю аллею сада.
     
XVIII
     
     По воскресеньям, верный своей привычке бывшего коммерсанта, Муре выходил 
прогуляться по городу. Только в этот день он нарушал строгое одиночество, в котором 
замыкался как бы со стыда. Это делалось машинально. Утром он брился, надевал белую 
рубашку, чистил сюртук и шляпу. Потом, после завтрака, — сам не зная, каким образом, 
оказывался на улице и шел мелкими шажками, подтянутый, заложив руки за спину.
     Однажды в воскресенье, выйдя из дому, он заметил на тротуаре улицы Баланд Розу, 
оживленно разговаривавшую со служанкой Растуалей. При его появлении обе кухарки 
замолчали. Они рассматривали его с таким странным видом, что он подумал, не торчит ли у 
него кончик носового платка из заднего кармана. Дойдя до площади Супрефектуры, он 
обернулся и увидел, что они все еще стоят на прежнем месте: Роза изображала шатающегося 
пьяного, а кухарка председателя покатывалась со смеху.
     «Я иду слишком быстро, они смеются надо мной», — подумал Муре. И он еще замедлил 
шаг. На улице Банн, по мере того как он приближался к рынку, лавочники выбегали из-за 
прилавка и с любопытством смотрели ему вслед. Он кивнул мяснику, который продолжал 
таращить на него глаза, не отвечая на поклон. Булочница, с которой он раскланялся, сняв 
шляпу, так испугалась, что отпрянула от него назад. Фруктовщица, бакалейщик, кондитер 
показывали на него пальцами. Позади него поднималась суматоха; образовывались группы; 
слышался шум голосов вперемежку со смехом:
     — Видели вы, как он идет, вытянувшись, точно палка?
     — Да… А когда переходил через ручей, вдруг прыгнул, как козел.
     — Говорят, они все такие.
     — Как хотите, а мне страшно… Как это им позволяют ходить по улицам? Следовало бы 
запретить.
     Муре, смущенный, не смел оглянуться; его охватила какая-то смутная тревога, хотя он 
еще не совсем понимал, что говорят о нем. Он пошел быстрее, свободнее размахивая руками. 
Он пожалел, что надел свой старый сюртук орехового цвета, уже вышедшего из моды. Дойдя до 
рынка, он с минуту поколебался, потом решительно вмешался в толпу торговок зеленью. Но 
здесь его появление произвело сенсацию.
     Все плассанские хозяйки выстроились в ряд при его проходе. Торговки, стоя у своих 
скамеек, подбоченясь, разглядывали его в упор. Все теснились, некоторые женщины 
взбирались на тумбы вдоль зернового ряда. А он, все ускоряя шаг, старался протиснуться 
вперед, все еще не сознавая, что причиной суматохи является он сам.
     — Глядите-ка, руки у него словно крылья ветряной мельницы, — сказала одна крестьянка, 
продававшая фрукты.
     — Несется как угорелый; чуть было не повалил мой лоток, — добавила торговка салатом.
     — Держите его! Держите! — весело кричали мукомолы.
     Охваченный любопытством, Муре круто остановился и простодушно встал на цыпочки, 
чтобы лучше рассмотреть, что такое произошло. Он решил, что поймали вора. Толпа дико 
загоготала; раздались крики, свистки, мяуканье.
     — Он не злой, не обижайте его!
     — Ну да! Так бы я ему и доверилась!.. Он встает по ночам и душит людей.
     — Как хотите, а глаза у него нехорошие.
     — Что же, это сразу на него напало?
     — Да, сразу… Все мы под богом ходим! А такой тихий был человек!.. Я ухожу; уж очень 
тяжело на это смотреть… Вот вам три су за репу.
     Среди небольшой группы женщин Муре узнал Олимпию. Она купила несколько 
великолепных персиков и несла их в маленькой сумочке, какие бывают у дам из общества. 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.