Случайный афоризм
Мы знаем о литературе всё, кроме одного: как ею наслаждаться. Дж.Хеллер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

жена закатывала пощечины ни за что ни про что. И это продолжалось целые десять лет. Но в 
один прекрасный день она вздумала бить его ногами; тут уж он взбесился и чуть ее не 
задушил… Может быть, Муре тоже не любит, чтобы его пинали ногами?
     — Меньше всего он, надо думать, любит попов, — язвительно прибавил чей-то голос.
     Г-жа Ругон некоторое время ничего не знала о сплетнях, занимавших весь город. Она 
по-прежнему улыбалась, стараясь не понимать намеков, которые делались в ее присутствии. Но 
однажды, после продолжительного визита, нанесенного ей Делангром, она явилась к дочери, 
расстроенная, со слезами на глазах.
     — Ах, мое милое дитя! — заговорила она, обнимая Марту. — Что я сейчас узнала! Будто 
бы твой муж до того забылся, что подымает на тебя руку!.. Ведь это ложь, не правда ли?.. Я 
самым решительным образом опровергала это. Я знаю Муре. Он дурно воспитан, но не злой 
человек.
     Марта покраснела; ее охватили замешательство, стыд, которые она испытывала всякий 
раз, когда в ее присутствии заговаривали на эту тему.
     — Уж будьте уверены, наша хозяюшка не пожалуется! — воскликнула Роза с обычной 
своей развязностью. — Я уже давно бы вам рассказала, если бы не боялась, что она меня 
разбранит.
     Старая дама в горестном изумлении опустила руки.
     — Значит, это правда? — прошептала она. — Он тебя бьет?.. Ах, какой подлец!
     И она заплакала.
     — Дожить до моих лет, чтобы видеть такие вещи!.. Человек, которого мы осыпали 
благодеяниями после смерти его отца, когда он был у нас просто мелким служащим! Это Ругон 
вздумал поженить вас. Я ему всегда говорила, что у Муре фальшивый взгляд. Да он никогда и 
не относился к нам как следует; и поселился-то он в Плассане только для того, чтобы пускать 
нам пыль в глаза своими накопленными грошами. Слава богу, мы в нем не нуждались; мы были 
побогаче его, и это-то его злило. У него мелкая душонка; он до того завистлив, что, как 
неотесанный грубиян, всегда отказывался бывать у меня в гостиной; он бы лопнул там от 
зависти… Но я тебя не оставлю с таким чудовищем. К счастью, дитя мое, у нас есть законы.
     — Успокойтесь, все это преувеличено, уверяю вас, — проговорила Марта, все больше 
смущаясь.
     — Вот увидите, она еще будет его защищать! — воскликнула кухарка.
     В это время аббат Фожа и Труш, занятые какой-то серьезной беседой, подошли, 
привлеченные разговором.
     — Господин кюре, вы видите перед собой глубоко несчастную мать, — продолжала г-жа 
Ругон, повысив голос. — При мне осталась только одна дочь, и вот я узнаю, что она выплакала 
себе все глаза… Умоляю вас, — вы ведь живете в одном доме с ней, — утешьте ее, будьте ее 
защитником.
     Аббат Фожа смотрел на нее, как бы стараясь понять, что означает эта внезапная горесть.
     — Я только что видела одного человека, — не хочу называть его имени, — продолжала 
старуха Ругон, в свою очередь устремляя пристальный взгляд на священника. — Этот человек 
меня напугал. Видит бог, я не хочу понапрасну обвинять моего зятя! Но обязана же я защищать 
интересы своей дочери!.. Так вот, мой зять — негодяй; он дурно обращается с женой, вызывая 
негодование у всех в городе, он вмешивается во все грязные дела. Вот увидите, он еще 
скомпрометирует себя и в политическом отношении, когда настанут выборы. В прошлый раз 
ведь именно он руководил всем этим сбродом из предместья. Я этого не переживу, господин 
кюре.
     — Господин Муре не допустит, чтобы ему кто-нибудь делал замечания, — попробовав 
было возразить аббат.
     — Но не могу же я оставить свою дочь во власти такого человека! — воскликнула г-жа 
Ругон. — Я не допущу, чтобы он нас опозорил… Ведь существует же правосудие.
     Труш переминался с ноги на ногу. Воспользовавшись минутным молчанием, он вдруг 
брякнул:
     — Муре — сумасшедший!
     Слова эти прозвучали, как удар грома; все переглянулись.
     — Я хочу сказать, что у него голова не из крепких, — продолжал Труш. — Стоит только 
посмотреть на его глаза… Признаюсь вам, я не могу быть спокоен. В Безансоне жил человек, 
который обожал свою дочь; но однажды ночью он ее убил, совершенно не отдавая себе отчета в 
том, что делает.
     — Да, хозяин давно уж свихнулся, — пробормотала Роза.
     — Но ведь это ужасно! — промолвила г-жа Ругон. — Да, вы правы, в последний раз, что я 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.