Случайный афоризм
Писать должен лишь тот, кого волнуют большие, общечеловеческие и социальные проблемы. Джон Голсуорси
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Еще через день, в праздник пасхи, Марта в церкви св. Сатюрнена, среди общей ликующей 
радости по случаю воскресения, испытала пылкий подъем чувств. Мрак страстной пятницы 
сменился новой зарей; церковь, белая, благоухающая, освещенная, как для божественного 
венчания, словно расширилась; голоса певчих звенели, как серебристые звуки флейты; и Марта, 
вслушиваясь в этот радостный гимн, чувствовала, как ее преисполняет наслаждение еще более 
острое, чем мучительные переживания крестных мук. Домой она вернулась с горящими глазами 
и пересохшим горлом. Вечером она долго не ложилась, разговаривая с необычной для нее 
веселостью. Когда она пришла в спальню, Муре уже лежал в постели. И около полуночи 
ужасные крики снова подняли на ноги весь дом.
     Повторилась сцена позапрошлой ночи; только при первом же стуке Муре отворил дверь, в 
рубашке, с искаженным от волнения лицом. Марта, совсем одетая, громко рыдала, 
вытянувшись ничком и колотясь головой об ножку кровати. Корсаж ее платья был разорван, на 
обнаженной шее виднелись два синяка.
     — На этот раз он хотел ее задушить, — прошептала Роза. Женщины ее раздели. Муре, 
отворив дверь, лег снова в постель; он весь дрожал и был бледен как полотно. Он не защищался 
и, казалось, даже не слышал бранных слов, а только съежился и прижался к стене.
     С этого времени подобные сцены стали повторяться довольно часто. Весь дом жил в 
тревожном ожидании какого-нибудь преступления; при машейшем шуме жильцы третьего 
этажа поднимались на ноги. Марта по-прежнему избегала всяких намеков; она ни за что не 
соглашалась, чтобы Роза поставила в кабинете складную кровать для Муре. Казалось, что 
наступавший рассвет изгонял из ее сознания даже воспоминание о ночной драме.
     Между тем в их квартале мало-помалу распространились слухи, что в доме Муре творятся 
странные вещи. Рассказывали, что каждую ночь муж колотит жену дубинкой. Роза заставила 
старуху Фожа и Олимпию поклясться, что они будут молчать, так как хозяйка явно не желала 
никаких разговоров; но сама она своими вздохами, намеками, недомолвками способствовала 
тому, что среди лавочников, у которых они покупали провизию, возникла целая легенда. 
Мясник, большой любитель шуток, уверял, что Муре колотит жену потому, что застал ее с 
аббатом; но зеленщица защищала «бедную даму», сущую овечку, неспособную на такие 
проделки; а булочница полагала, что Муре «из тех мужчин, что бьют своих жен просто ради 
удовольствия». На рынке о Марте теперь говорили не иначе, как возведя глаза к небу, с таким 
же сочувствием, как говорят о больных детях. Когда Олимпия приходила купить фунт вишен 
или баночку земляничного варенья, разговор неукоснительно заходил о семействе Муре. И 
целые четверть часа лились слова сострадания.
     — Ну, как у вас?
     — Ах, не говорите! Она вся изошла слезами… Такая жалость. Лучше бы ей умереть!
     — Третьего дня она у меня покупала артишоки; у нее была расцарапана вся щека.
     — Еще бы! Он страшно бьет ее… Если вы бы видели ее тело, как я видела!.. Сплошная 
рана… Когда она падает, он пинает и топчет ее каблуками. Я всегда боюсь, когда ночью мы к 
ним спускаемся, что найдем ее с пробитой головой.
     — Должно быть, вам не очень-то приятно жить в таком доме. Я бы непременно переехала, 
а то, чего доброго, еще заболеешь от этих ужасов.
     — А что бы сталось с этой несчастной? Она такая милая, такая кроткая! Мы остаемся 
только ради нее… Пять су за вишни, не правда ли?
     — Да, пять су… Что ни говори, а вы, верно, настоящий друг, у вас добрая душа.
     Эта басня о муже, дожидающемся полуночи, чтобы наброситься на жену с палкой, была 
предназначена главным образом для того, чтобы раззадорить рыночных торговок. День ото дня 
она дополнялась все более страшными подробностями. Одна богомолка уверяла, что в Муре 
вселился бес, что он впивается жене зубами в шею, и так сильно, что аббату Фожа приходится 
делать большим пальцем левой руки троекратное крестное знамение в воздухе, чтобы заставить 
его разжать зубы. После этого, добавляла богомолка, Муре падал на пол, как мешок, и изо рта у 
него выскакивала большая черная крыса, которая затем бесследно исчезала, хотя в полу нельзя 
было найти ни малейшей щели. Торговец требухой с угла улицы Таравель навел панику на весь 
квартал, высказав предположение, что, «может быть, этого злодея покусала бешеная собака».
     Но среди солидных обитателей Плассана нашлись и такие, которые не верили этой басне. 
Когда она докатилась до бульвара Совер, то сильно позабавила мелких рантье, посиживавших 
рядышком на скамейке и гревшихся на солнце.
     — Муре неспособен бить жену, — говорили ушедшие на покой торговцы миндалем. — У 
него у самого-то такой вид, как будто его отколотили; он даже перестал выходить на 
прогулку… Должно быть, жена держит его на хлебе и на воде.
     — Неизвестно, — возразил отставной капитан. — У нас в полку был офицер, которому 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.