Случайный афоризм
Стихи, даже самые великие, не делают автора счастливым. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Еще через день, в праздник пасхи, Марта в церкви св. Сатюрнена, среди общей ликующей 
радости по случаю воскресения, испытала пылкий подъем чувств. Мрак страстной пятницы 
сменился новой зарей; церковь, белая, благоухающая, освещенная, как для божественного 
венчания, словно расширилась; голоса певчих звенели, как серебристые звуки флейты; и Марта, 
вслушиваясь в этот радостный гимн, чувствовала, как ее преисполняет наслаждение еще более 
острое, чем мучительные переживания крестных мук. Домой она вернулась с горящими глазами 
и пересохшим горлом. Вечером она долго не ложилась, разговаривая с необычной для нее 
веселостью. Когда она пришла в спальню, Муре уже лежал в постели. И около полуночи 
ужасные крики снова подняли на ноги весь дом.
     Повторилась сцена позапрошлой ночи; только при первом же стуке Муре отворил дверь, в 
рубашке, с искаженным от волнения лицом. Марта, совсем одетая, громко рыдала, 
вытянувшись ничком и колотясь головой об ножку кровати. Корсаж ее платья был разорван, на 
обнаженной шее виднелись два синяка.
     — На этот раз он хотел ее задушить, — прошептала Роза. Женщины ее раздели. Муре, 
отворив дверь, лег снова в постель; он весь дрожал и был бледен как полотно. Он не защищался 
и, казалось, даже не слышал бранных слов, а только съежился и прижался к стене.
     С этого времени подобные сцены стали повторяться довольно часто. Весь дом жил в 
тревожном ожидании какого-нибудь преступления; при машейшем шуме жильцы третьего 
этажа поднимались на ноги. Марта по-прежнему избегала всяких намеков; она ни за что не 
соглашалась, чтобы Роза поставила в кабинете складную кровать для Муре. Казалось, что 
наступавший рассвет изгонял из ее сознания даже воспоминание о ночной драме.
     Между тем в их квартале мало-помалу распространились слухи, что в доме Муре творятся 
странные вещи. Рассказывали, что каждую ночь муж колотит жену дубинкой. Роза заставила 
старуху Фожа и Олимпию поклясться, что они будут молчать, так как хозяйка явно не желала 
никаких разговоров; но сама она своими вздохами, намеками, недомолвками способствовала 
тому, что среди лавочников, у которых они покупали провизию, возникла целая легенда. 
Мясник, большой любитель шуток, уверял, что Муре колотит жену потому, что застал ее с 
аббатом; но зеленщица защищала «бедную даму», сущую овечку, неспособную на такие 
проделки; а булочница полагала, что Муре «из тех мужчин, что бьют своих жен просто ради 
удовольствия». На рынке о Марте теперь говорили не иначе, как возведя глаза к небу, с таким 
же сочувствием, как говорят о больных детях. Когда Олимпия приходила купить фунт вишен 
или баночку земляничного варенья, разговор неукоснительно заходил о семействе Муре. И 
целые четверть часа лились слова сострадания.
     — Ну, как у вас?
     — Ах, не говорите! Она вся изошла слезами… Такая жалость. Лучше бы ей умереть!
     — Третьего дня она у меня покупала артишоки; у нее была расцарапана вся щека.
     — Еще бы! Он страшно бьет ее… Если вы бы видели ее тело, как я видела!.. Сплошная 
рана… Когда она падает, он пинает и топчет ее каблуками. Я всегда боюсь, когда ночью мы к 
ним спускаемся, что найдем ее с пробитой головой.
     — Должно быть, вам не очень-то приятно жить в таком доме. Я бы непременно переехала, 
а то, чего доброго, еще заболеешь от этих ужасов.
     — А что бы сталось с этой несчастной? Она такая милая, такая кроткая! Мы остаемся 
только ради нее… Пять су за вишни, не правда ли?
     — Да, пять су… Что ни говори, а вы, верно, настоящий друг, у вас добрая душа.
     Эта басня о муже, дожидающемся полуночи, чтобы наброситься на жену с палкой, была 
предназначена главным образом для того, чтобы раззадорить рыночных торговок. День ото дня 
она дополнялась все более страшными подробностями. Одна богомолка уверяла, что в Муре 
вселился бес, что он впивается жене зубами в шею, и так сильно, что аббату Фожа приходится 
делать большим пальцем левой руки троекратное крестное знамение в воздухе, чтобы заставить 
его разжать зубы. После этого, добавляла богомолка, Муре падал на пол, как мешок, и изо рта у 
него выскакивала большая черная крыса, которая затем бесследно исчезала, хотя в полу нельзя 
было найти ни малейшей щели. Торговец требухой с угла улицы Таравель навел панику на весь 
квартал, высказав предположение, что, «может быть, этого злодея покусала бешеная собака».
     Но среди солидных обитателей Плассана нашлись и такие, которые не верили этой басне. 
Когда она докатилась до бульвара Совер, то сильно позабавила мелких рантье, посиживавших 
рядышком на скамейке и гревшихся на солнце.
     — Муре неспособен бить жену, — говорили ушедшие на покой торговцы миндалем. — У 
него у самого-то такой вид, как будто его отколотили; он даже перестал выходить на 
прогулку… Должно быть, жена держит его на хлебе и на воде.
     — Неизвестно, — возразил отставной капитан. — У нас в полку был офицер, которому 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.