Случайный афоризм
Вся великая литература и искусство - пропаганда. Джордж Бернард Шоу
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

обрядов и имела обыкновение говорить, что старается быть честной во всем, а этого 
достаточно. Однако Лиза не терпела, когда при ней непочтительно отзывались о религии; она 
часто останавливала Гавара, любившего рассказывать всякие истории о попах и монашках, о 
проказах в ризнице. Лиза находила такие разговоры совершенно неуместными: каждый волен 
веровать или не веровать, это дело совести. К тому же священники большей частью люди 
достойные. Таков известный ей аббат Рустан из церкви св.Евстафия — высокопорядочный 
человек, всегда-то он даст дельный совет, всегда можно положиться на его благожелательность. 
Засим следовало разъяснение, что религия для большинства людей совершенно необходима; в 
глазах колбасницы религия была чем-то вроде полиции, помогающей поддерживать порядок, 
без которой не могло бы существовать никакое правительство. Когда Гавар позволял себе 
вольности на этот счет, говоря, что надо бы выгнать попов и закрыть их лавочку, Лиза 
отвечала:
     — А что толку? Не пройдет и месяца, как на улицах начнется резня, и надо будет 
придумывать другого господа бога. В девяносто третьем году так и было… Вы ведь знаете, что 
я обхожусь без священников, но я всегда скажу: «Они нужны», — потому что они нужны.
     И когда Лиза появлялась в церкви, вид у нее был благоговейно-сосредоточенный. Она 
купила себе красивый молитвенник на случай всяких похорон и свадеб, но никогда его не 
раскрывала. В соответствующие моменты богослужения она вставала, опускалась на колени, 
стараясь в каждой позе сохранять необходимую благопристойность. Все это было в ее глазах 
как бы мундир, в который обязаны облачаться перед лицом религии люди порядочные, 
коммерсанты и собственники.
     Итак, в тот день прекрасная колбасница, переступив порог церкви св.Евстафия, осторожно 
приоткрыла дверь, обитую выцветшим зеленым сукном, затертым от рук богомолок. Лиза 
окунула пальцы в чашу со святою водой и старательно перекрестилась. Затем тихо прошла к 
часовне св.Агнесы, где две женщины, стоя на коленях и закрыв руками лицо, ждали у 
исповедальни, из которой виднелся край синего платья третьей прихожанки, уже 
исповедующейся у аббата. Лиза была, по-видимому, раздосадована этим обстоятельством; 
обратясь к привратнику в черной шапочке, который, волоча ноги, медленно проходил мимо, 
она спросила:
     — Разве сегодня у господина аббата исповедный день?
     Привратник ответил, что аббат скоро освободится, его ждут только две кающиеся, и 
очередь подойдет скоро, а покамест, добавил он, не угодно ли даме присесть. Лиза 
поблагодарила, умолчав о том, что пришла не исповедоваться. Решив подождать, она мелкими 
шажками стала прохаживаться по плитам храма, затем дошла до главного портала, 
остановилась и окинула взглядом высокий неф, отличавшийся от ярко расписанных боковых 
приделов своей строгостью и простотой. Лиза смотрела на все здесь с некоторым 
пренебрежением: главный алтарь показался ей слишком бедным, холодное величие камня было 
ей чуждо; колбаснице больше нравилась позолота и вычурная пестрота боковых часовен. В 
часовенках, выходивших окнами на улицу Жур, стоял серый сумрак, свет еле проникал сквозь 
запыленные стекла; а в тех, что выходят на Центральный рынок, горели освещенные закатным 
солнцем стеклышки витражей, радостной, необыкновенно нежной расцветки — зеленые и 
особенно желтые, — такие прозрачные, что они напомнили Лизе графинчики с ликером перед 
зеркалом в погребке Лебигра. Она перешла в эту часть церкви, которая была словно согрета 
жаром пламенеющих углей; несколько минут Лиза стояла, разглядывая раку, отделку алтарей, 
роспись, на которой играли лучи, преломленные в стеклах. Церковь была пуста, под 
безмолвными сводами проходил легкий трепет. На тусклой желтизне стульев темными пятнами 
выделялись платья каких-то женщин; из запертых исповедален доносился шепот. Пройдя снова 
мимо часовни св.Агнесы, Лиза заметила, что синее платье по-прежнему распростерто у ног 
аббата Рустана.
     «А мне и десяти секунд хватило бы на все про все», — подумала она в горделивом 
сознании своей порядочности.
     Она прошла в глубь храма. В окутанной безмолвием и мглой часовне Девы Марии, что 
расположена под сенью двойного ряда колонн за главным алтарем, повеяло сыростью. На 
витражах — очень темных — вырисовываются лишь одежды святых, ниспадающие широкими 
алыми и лиловыми складками, пылая, как пламя мистической любви в благоговейно 
притихшем, задумчивом сумраке. Это обитель тайны, брезжущее предвестие рая, здесь блещут 
звезды двух свечей; висящие здесь под сводами и смутно различаемые в темноте четыре 
паникадила с медными светильниками кажутся большими золотыми кадильницами, которые 
раскачивают ангелы у ложа богоматери. Между колоннами часовни всегда стоят на коленях 
женщины, опираясь локтями на сиденье повернутого стула и застыв в сладкой истоме, которою 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.