Случайный афоризм
Писатель обречен на понимание. Он не может стать убийцей. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

терпким, аммиачным запахом птичьего помета. Но Майоран был, видимо, оживлен и 
взволнован. Ноздри его раздувались, он тяжело дышал, словно вновь обрел дерзость желания. 
За те пятнадцать минут, что он провел с красавицей Лизой в подземелье, он опьянел от смрада, 
от звериного тепла. Сейчас он уже не робел, он был полон животной страсти, которую 
разжигала в нем эта навозная яма в курятнике под низким сводом, совсем черным от темноты.
     — Идем, — сказала красавица Лиза. — Ты славный мальчик, все мне показал… Когда 
придешь к нам в колбасную, я тебя отблагодарю.
     Она взяла его за подбородок, как делала часто, не замечая, что он уже взрослый. В 
сущности, и она была взволнована, взволнована прогулкой под землей, но волнение это было 
очень легкое, от него она получала удовольствие, поскольку оно дозволено и не влечет за собой 
никаких последствий. Может статься, рука ее несколько дольше обычного задержалась у 
подбородка Майорана, этого юношеского подбородка, — его так приятно было касаться. Нов 
ответ на ласку он, уступая власти инстинкта, глянув искоса, нет ли поблизости людей, напряг 
все мускулы и ринулся на красавицу Лизу; он повалил ее в огромную корзину с перьями, и 
женщина тяжело рухнула, с задравшимися до колен юбками. Майоран хотел обхватить ее за 
талию — так обнимал он Кадину — грубо, как животное, привыкшее брать и насыщаться без 
спросу, но Лиза, даже не вскрикнув, мгновенно выпрыгнула из корзины, вся бледная от 
неожиданного нападения. Она занесла свою холеную красивую руку, сжала ее в кулак и, 
вспомнив, как это делают на скотобойне, нанесла Майорану удар между глаз. Он свалился и, 
падая, рассек голову об угол каменного стола, на котором режут птицу. В это мгновение из 
мрака донесся хриплый и протяжный крик петуха.
     Красавица Лиза сохранила полное бесстрастие. Губы были плотно сжаты, грудь снова 
приняла ту безжизненно-округлую форму, которая делала ее похожей на живот. Над своей 
головой Лиза слышала глухой гул рынка. Сквозь оконца, выходившие на улицу Рамбюто, в 
глубокое, душное безмолвие погреба врывался шум гудящих тротуаров. И Лиза подумала, что 
спаслась только благодаря своим мощным рукам. Она стряхнула с юбки приставшие к ней 
перья. Затем, боясь, как бы ее здесь не застали, и не оглядываясь на Майорана, ушла. Когда она 
оказалась за сеткой вольеров и увидела на лестнице яркий дневной свет, она почувствовала 
большое облегчение.
     В колбасную она вошла чуть бледная, но очень спокойная.
     — Долго же ты пропадала, — сказал Кеню.
     — Гавара не было на месте, я его искала повсюду, — невозмутимо ответила Лиза.
     — Что ж, съедим нашу баранью ножку без него.
     Заметив, что банка от лярда пуста, Лиза велела ее наполнить и собственноручно нарубила 
резаком отбивных для своей приятельницы, г-жи Табуро, которая прислала за ними служанку. 
Короткие удары резака по мясу, зажатому в тиски, напомнили ей о Майоране — там, внизу, в 
погребе. Но ей не в чем было себя упрекнуть. Она вела себя как порядочная женщина. Нет, ради 
этого мальчишки она не поступилась бы своим покоем; ей и так хорошо, с мужем и дочкой. И 
все-таки она оглянулась на Кеню: кожа у него на затылке грубая, красноватая и толстая, бритый 
подбородок дерет, как сучковатое дерево; а у того, у другого, затылок и подбородок — что 
розовый бархат. Нет, не надо об этом думать; она никогда больше не притронется к розовому 
бархату, раз мальчишка мечтает о совершенно немыслимом. Лиза жалела только об утраченном 
маленьком удовольствии и подумала про себя, что дети и в самом деле растут слишком быстро.
     И так как на щеках ее снова заиграл легкий румянец, Кеню заметил, что у нее «чертовски 
цветущий вид». Он посидел с ней за прилавком, все время повторяя:
     — Тебе нужно почаще выходить из дому. Это тебе полезно. Хочешь, пойдем как-нибудь в 
театр, в Гэте, где госпожа Табуро смотрела эту, как ее, такую занятную пьеску…
     Лиза улыбнулась, ответила, что там видно будет. Затем снова куда-то исчезла. Кеню 
подумал, что она чересчур добра к этой скотине Гавару: очень надо за ним гоняться! Кеню не 
видел, как жена поднялась по лестнице на мансарду. А Лиза уже вошла в комнату Флорана, 
сняв ключ от нее с гвоздя на кухне. Она надеялась узнать что-нибудь в этой комнате, раз нельзя 
было рассчитывать на торговца живностью. Лиза медленно обошла комнату, обследовала все 
четыре угла, кровать, камин. Окно на маленький балкон было открыто; усыпанное почками 
гранатовое деревце купалось в золотой пыли заходящего солнца. Лизе вдруг показалось, что 
Огюстина никогда не переезжала из этой комнаты, что девушка ночевала тут еще накануне, — 
здесь и не пахло мужчиной. Лизу это поразило: она приготовилась увидеть подозрительные 
ящики, шкафы с надежными запорами. Она подошла к летнему платью Огюстины, 
по-прежнему висевшему на стене, и пощупала его. Затем села наконец за стол и стала читать 
недописанную страницу, на которой дважды повторялось слово «революция». Лиза испугалась, 
открыла ящик стола и увидела, что он битком набит бумагами. Но тут в ней проснулась совесть 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.