Случайный афоризм
Улучшать нравы своего времени - вот цель, к которой должен стремиться каждый писатель, если он не хочет быть только "увеселителем публики". Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     — Тогда, пожалуй, я подожду, — решила Лиза. — Хорошо бы сказать ему, что я здесь… 
Разве что самой туда зайти? А в самом деле! Уже пять лет, как я собираюсь посмотреть 
кладовые… Ты меня проводишь, хорошо? И кстати все объяснишь.
     Майоран густо покраснел. Он стремительно бросился к выходу, оставив на произвол 
судьбы товар, и пошел впереди Лизы, повторяя:
     — Конечно. Все, что вам будет угодно, госпожа Лиза.
     Но внизу, в спертом воздухе темного подвала, у прекрасной колбасницы захватило 
дыхание. Она остановилась на последней ступеньке и подняла глаза, рассматривая свод; он был 
выложен полосами белого и красного кирпича и состоял из ряда низких арок на чугунном 
каркасе, поддерживаемых колонками. Лизу останавливал не столько мрак, сколько теплый, 
едкий смрад, исходивший от живности; у Лизы щекотало в носу, першило в горле от этого 
аммиачного запаха.
     — До чего ж скверно пахнет, — пробормотала она. — Жить здесь, наверное, вредно.
     — Да нет, я здоров, — ответил он, удивленный ее словами. — Когда привыкаешь, запах 
этот не так уж вреден. Притом зимой тут тепло и очень даже уютно.
     Лиза пошла за ним, говоря, что ей этот пронзительный аромат птичника противен и что 
теперь она месяца два не притронется к цыпленку. Между тем перед ней открывались 
правильные улочки, пересекающиеся под прямым углом, разделяя тесные клетушки и 
кладовые, где торговцы сохраняют свою живность. Здесь редко попадались газовые рожки, 
улочки спали, безмолвные и похожие на сельский уголок в час, когда провинция уже 
отправилась на боковую. Майоран заставил Лизу потрогать густую железную сетку, натянутую 
на чугунные рамы. Идя по одной из этих улочек, она всю дорогу читала написанные на голубых 
дощечках фамилии торговцев, арендующих кладовые.
     — Господин Гавар там, в самой глубине, — сказал Майоран, продолжая идти вперед.
     Они свернули налево и оказались в тупике, в какой-то черной яме, куда не проникал ни 
единый луч света. Гавара здесь не было.
     — Это ничего, — сказал Майоран. — Я все-таки покажу вам нашу живность. У меня есть 
ключ от кладовой.
     Красавица Лиза вошла вслед за ним в эту кромешную тьму. Тут она вдруг почувствовала, 
что Майоран запутался в ее юбках; решив, что она слишком быстро шла следом за ним, Лиза 
попятилась и, смеясь сказала:
     — Неужто ты думаешь, я могу разглядеть твою живность? Да здесь темно, как в печной 
трубе.
     Он не сразу ответил, затем невнятно пробормотал, что в кладовой у него всегда наготове 
свеча. Но он бесконечно долго возился с ключом: ему никак не удавалось найти замочную 
скважину. Стараясь ему помочь, Лиза почувствовала горячее дыхание на своей шее. Когда 
Майоран отпер наконец дверь и зажег свечу, он так дрожал, что она воскликнула:
     — Вот дуралей! Ну можно ли так волноваться оттого, что дверь не отпирается! Кулаки-то 
у тебя здоровые, а сам ты нежная барышня.
     Она вошла в кладовую. Гавар арендовал две смежные клетки и, сняв между ними 
перегородку, превратил их в один общий вольер. На земле копошились, шлепая по мокрому 
помету, крупные птицы — гуси, индюки, утки; наверху, на трехъярусных нарах, содержались в 
решетчатых низких ящиках куры и кролики. Сетка вольера была сплошь покрыта пылью и до 
такой степени заткана паутиной, что казалась затянутой серыми шторами; кроличья моча 
проела нижние филенки ящиков, а на досках нар лежали белесоватые комочки птичьего помета. 
Но Лиза не хотела выказывать отвращение, чтобы не обидеть Майорана. Она просунула пальцы 
между перекладинами ящиков, оплакивая участь несчастных, засаженных туда кур, которые не 
могут даже выпрямиться во весь рост. Затем погладила забившуюся в угол утку со сломанной 
лапой; Майоран заметил, что утку к вечеру зарежут, а то как бы ночью не издохла.
     — Но как же они тут едят? — спросила Лиза.
     Майоран объяснил, что птица ест только при свете. Торговцам приходится зажигать свечу 
и дожидаться, пока птица не наестся.
     — А я тем и развлекаюсь, что часами им тут свечу, — продолжал Майоран. — Видели бы 
вы, как они клюют! Но стоит мне заслонить рукою огонь, и они тотчас застывают с поднятой 
головой, словно солнце зашло… Нам, видите ли, строго запрещено уходить отсюда, оставляя 
горящую свечу. Есть такая торговка, матушка Палет, — да вы ее знаете, — вот она чуть было 
не устроила пожар; курица у нее, как видно, опрокинула свечку на солому.
     — Что ж, — сказала Лиза, — значит, птице не так уж плохо здесь живется, если всякий 
раз, когда ей захочется поесть, для нее зажигают люстры!
     Майоран расхохотался. Лиза вышла из вольера и вытирала ноги, чуть приподняв край 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.