Случайный афоризм
В писателе-художнике талант... уменье чувствовать и изображать жизненную правду явлений. Николай Александрович Добролюбов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

самый дух тощего чужака, который она еще чуяла. Впрочем, Лиза была начеку. Не прошло и 
недели, как ее стало одолевать еще большее беспокойство. Флорана она видела редко, только 
по вечерам, и теперь ей мерещились всякие ужасы: то адская машина, изготовленная наверху, в 
комнате Огюстины, то сигналы с балкона на мансарде, призывающие строить баррикады по 
всему кварталу. А Гавар ходил угрюмый; в ответ на расспросы он только качал головой и 
целыми днями оставлял лавку на попечении Майорана. Красавица Лиза решила произвести 
разведку. Она узнала, что Флоран собирается провести свой свободный день с Клодом Лантье у 
г-жи Франсуа в Нантере. А так как Флоран предполагал уехать рано утром и вернуться в город 
к вечеру, то Лиза задумала пригласить Гавара на обед; он наверняка проговорится: брюхо сыто, 
так и душа нараспашку. Но утром ей нигде не встретился торговец живностью. И после 
полудня она снова отправилась на Центральный рынок.
     Майоран был один в лавке. Здесь он дремал часами, отдыхая после долгих шатаний по 
городу. Он имел обыкновение сидеть, положив ноги на другой стул и прислонясь затылком к 
маленькому буфету в глубине комнаты. Зимой ему доставляло великое удовольствие 
любоваться выставленной дичью: перед ним висели вниз головой косули с перебитыми 
передними ножками, подвязанными к шее; кругом по стенам развешаны были ожерелья из 
жаворонков, словно дикарские украшения; большие рыжие зайцы, крапчатые куропатки, 
сизо-бронзовая водяная птица, русские рябчики, которых привозят в овсяной соломе, 
пересыпанной углем, и фазаны, великолепные фазаны с алым хохолком, зеленой атласной 
шейкой и в золотом с чернью плаще, огненный хвост которых волочится по земле, как шлейф 
придворной дамы. Все это птичье оперение напоминало Майорану Кадину, проведенные с нею 
в подвале ночи, в корзинах с нежным пухом.
     В тот день красавица Лиза застала Майорана среди груд живности. Был послеполуденный 
теплый час, в крытых галереях павильона носился легкий ветерок. Лизе пришлось нагнуться, 
чтобы разглядеть парня, развалившегося в глубине лавки, под выставкой битой птицы. 
Наверху, нанизанные на крючья перекладин, висели откормленные гуси с железным острием, 
торчащим из кровавой раны в вытянутой и закостенелой шее; огромные их животы розовели 
сквозь тонкий пух, словно распухшие голые тела между белыми, как простыни, перьями хвоста 
и крыльев. С этой же перекладины свисали кролики, широко раздвинув лапки, словно готовясь 
к огромному прыжку, — серые спинки, расцвеченные белыми кисточками задранных 
хвостиков, отогнутые уши, помутневшие глаза, острые зубки в мертвом зверином оскале. 
Ощипанные цыплята на прилавке с товаром выставляли свои жирные грудки, распяленные 
вертелом; у голубей, тесно уложенных на ивовых плетенках, была безволосая и младенчески 
нежная кожа; а утки — у них кожа грубей — щеголяли своими широкими перепончатыми 
лапками; три роскошных индейки с зашитым горлышком, голубоватые, как свежевыбритый 
подбородок, спали на спине, раскинув веером черные хвосты. Рядом на тарелках были 
выставлены птичьи потроха, печенка, пупок, шейка, лапки и крылышки; а на овальном блюде 
лежал выпотрошенный голый кролик с торчащими четырьмя культяпками и окровавленной 
головкой; в его вспоротом брюшке виднелись две почки; вдоль спинки, до самого хвоста, 
стекала капля за каплей тонкая струйка крови, оставив багровую лужицу на белом фарфоровом 
блюде. Майоран даже не вытер доску для разделки мяса, рядом с которой еще валялись 
кроличьи лапки. Сквозь полусмеженные веки он смутно видел очертания других тушек, 
нагроможденных на трех полках, тушек в бумажной обертке, похожих на букеты — 
непрерывную ленту согнутых лап и выпяченных колесом грудок. На фоне всей этой снеди 
большое белое тело Майорана, его щеки, руки и сильная шея с рыжеватым пушком словно 
повторяли тона прозрачной индюшачьей кожи и округлые контуры пузатых гусей.
     Когда Майоран заметил красавицу Лизу, он порывисто вскочил, краснея от того, что она 
застала его развалившимся в такой позе. Он по-прежнему очень робел и смущался в ее 
присутствии. И когда она спросила, здесь ли Гавар, он, запинаясь, ответил:
     — Нет, то есть не знаю, он только что был здесь, но опять куда-то ушел.
     Лиза смотрела на него с улыбкой, — она питала к нему нежные чувства. Вдруг она тихо 
вскрикнула: ее опущенной руки коснулось что-то теплое и мягкое. Под прилавком стоял ящике 
живыми кроликами, откуда они высовывали мордочки, обнюхивая ее платье.
     — Ах, так это твои кролики меня щекочут, — рассмеявшись, сказала Лиза.
     Она наклонилась и попыталась погладить белого кролика, но он забился в угол ящика. 
Тогда, выпрямившись, она спросила:
     — А скоро ли вернется господин Гавар?
     Майоран снова ответил, что не знает. Руки его немного дрожали. Затем нерешительно 
сказал:
     — Может, он в кладовой… Кажется, он говорил, что зайдет туда.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.