Случайный афоризм
Писать должен лишь тот, кого волнуют большие, общечеловеческие и социальные проблемы. Джон Голсуорси
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

перехватывал другой грузчик, стоявший наготове, с протянутыми руками. Клод, которого 
пленяли сила и ловкость, мог часами следить за полетом этих штабелей корзин и смеялся, когда 
при слишком сильном броске корзины перелетали через нагруженную подводу и падали 
посреди мостовой. Другим излюбленным местом Клода были тротуары на улицах Рамбюто и 
Нового моста — угол у фруктового павильона, где идет торговля с лотков. Он любовался 
овощами, разложенными на вольном воздухе, на столах, покрытых черною мокрою тряпкой. В 
четыре часа дня солнце заливает светом этот зеленый уголок. Клод ходил между рядами, с 
любопытством рассматривая яркие лица: у молодых торговок волосы были убраны под сетку, а 
щеки уже загорели от постоянного пребывания под открытым небом; у старух — дряхлых и 
морщинистых — из-под желтых косынок выглядывали красные физиономии. Здесь Клод 
прохаживался без Кадины и Майорана, которые издали замечали матушку Шантмес, 
грозившую им кулаком в ярости, что они шатаются без дела. Клод нагонял их на 
противоположном тротуаре. Открывавшийся отсюда вид на улицу подсказывал великолепный 
сюжет для картины: под большими выгоревшими зонтами — красными, синими, 
фиолетовыми, — которые были привязаны к высоким шестам и усеяли рынок разноцветными 
холмиками, сидят торговки; яркие полушария зонтов пестреют на зареве заката, гаснущего над 
морковью и репой. Какая-то столетняя карга заботливо раскрыла свой шелковый розовый 
зонтик, жалкий и обтрепанный, над тремя пучками чахлого салата.
     Кадина и Майоран познакомились с Леоном, учеником из колбасной Кеню-Граделей, 
когда он нес кому-то по соседству заказной пирог. Они увидели, как он приподнял крышку 
судка в темном закоулке улицы Мондетур и осторожно стал выбирать пальцами начинку. 
Кадина и Майоран переглянулись с улыбкой: парнишка этот внушил им блестящую идею. 
Кадина составила план, как наконец удовлетворить свое страстное Желание; когда она снова 
встретила Леона с судками, то сумела его обворожить, и он угостил ее паштетом, который она 
съела, со смехом облизывая пальцы. Правда, Кадина испытала некоторое разочарование: она 
воображала, что паштет гораздо вкуснее. Однако мальчишка в белой, как у причастницы, 
одежде, с мордочкой хитреца и лакомки, показался ей занятным. Кадина пригласила его на 
грандиозный завтрак, который она устроила среди корзин аукциона масла. Здесь, за 
корзиночными стенами, вся тройка чувствовала себя вдали от света. Завтрак был сервирован на 
плоской широкой плетенке. Меню состояло из груш, орехов, творога, креветок, жареной 
картошки и редиски. Творог дала зеленщица с улицы Коссонри; это был ее подарок Кадине. 
Хозяин закусочной на улице Гранд-Трюандери отпустил в кредит жареной картошки на два су. 
Остальное — груши, орехи, креветки, редиска — было уворовано где попало на рынке. Пир 
выдался на славу. Леон не захотел остаться в долгу и ответил на завтрак Кадины званым 
ужином, имевшим место в час ночи у него в комнате. На стол были поданы холодная кровяная 
колбаса, простая колбаса, кусок соленой грудинки, корнишоны и гусиное сало. Все угощение 
поставила колбасная Кеню-Граделей. Но тем дело не кончилось: изысканные ужины 
чередовались с утонченными завтраками, приглашения следовали за приглашениями. 
Интимные пирушки устраивались три раза в неделю в логове среди корзин или на той самой 
мансарде, где Флоран в бессонные ночи до рассвета слышал приглушенное чавканье и смех 
девчонки, похожий на трель флажолета.
     Теперь любовь Кадины и Майорана еще больше расцвела. Они были вполне счастливы. 
Он вел себя как галантный воздыхатель — приглашал ее в какой-нибудь темный закоулок 
подвала, где они уплетали яблоки и корешки сельдерея. Однажды он стащил копченую селедку, 
и они с аппетитом съели ее у водосточного желоба на крыше рыбного павильона. Не было на 
Центральном рынке такого логова, которое не служило бы пристанищем для их любовных 
трапез. Отныне весь квартал с рядами открытых лавок, переполненных фруктами, пирожными, 
консервами, больше не был запретным раем, перед которым их томили тайные вожделения и 
тоска по лакомому кусочку. Стоило лишь протянуть руку, чтобы мимоходом сгрести с 
прилавка черносливину, горсть вишен или кусок трески. Точно так же снабжали они себя и на 
рынке: следили за торговыми рядами, подбирали все съедобное, что упало наземь, зачастую и 
сами помогали ему упасть, толкнув плечом корзину с товаром. Но хоть они и занимались 
мародерством, страшные счета у хозяина закусочной на улице Гранд-Трюандери все росли. 
Хибара его примыкала к какой-то развалюшке, подпертой толстыми позеленевшими бревнами; 
торговал он вареными мидиями, плававшими в соусе без единой жиринки на дне больших 
фаянсовых блюд, мелкой лимандой, желтой и твердой, как камень, под слишком толстым слоем 
теста, в котором ее жарили; здесь же можно было получить порцию рубцов, которые томились 
в духовке, жаренные на рашпере сельди — черные, обуглившиеся и такие жесткие, что они со 
стуком падали на блюдо, как деревяшки. Иногда Кадине случалось задолжать хозяину 
закусочной до двадцати су за неделю; долг этот ложился на нее непосильным бременем: чтобы 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.